Михаил Заводской

С Лившиц| опубликовано в номере №8, Май 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

МИХАИЛ Заводской - под таким именем знали партийцы Екатеринослава, Самары, Казани, Урала, Москвы и многих - многих других углов России здорового молодого рабочего, черноволосого, с длинной, откинутой назад, шевелюрой, с выразительным, вдохновенным лицом. Знали, что он видный партийный работник, «профессиональный революционер», видели его кипучую работу, восторгались его пламенными речами на собраниях, но почти никто не знал его настоящего имени. Редкий комитетчик пользовался такой популярностью в широких рабочих массах, как этот юноша, кристально - чистый, знавший «одной лишь думы власть» - борьбу за освобождение пролетариата, и в первую очередь - беспощадную борьбу с хищным двуглавым орлом - самодержавием.

Кость от кости рабочего класса, «потомственный почетный пролетарий», этот слесарь, обладавший солидным теоретическим багажом, серьезно интересовавшийся, между прочим, философией, был предназначен для роли рабочего вождя. Но преследования царского правительства сломили его могучий организм. Преждевременная смерть вырвала «Михаила» из рядов большевистской партии и не дала ему возможности вполне развернуться; а между тем, доживи он до победоносного октября, мы безусловно, увидели бы его среди вождей социалистической революции...

I. Первое знакомство с социал-демократией

(Калуга, Киев)

Никифор Ефремович Вилонов родился в 1883 г. Он вышел из трудовой семьи. Отец его Ефрем Сергеевич, происходивший из крестьян, работал в качестве маляра в калужских железнодорожных мастерских. Сына Ефрем Сергеевич отдал в калужское техническое железнодорожное училище.

В начале 900 - х годов молодой техник Вилонов впервые соприкасается с революционным Подпольем. Учитель низшей железнодорожной школы, С. М. Пшенай - Северин, имевший большие связи в местном революционном мире, первый открыл Никифору глаза на вопиющие контрасты современности. И в груди юноши зажглось пламенное желание борьбы с капиталистическим строем, с царизмом, стоящим на страже интересов помещиков и капиталистов.

Функционировал тогда в Калуге социал-демократический кружок, который издавал прокламации, вел пропаганду среди рабочих.

Будучи приятелем рабочего социал-демократа И. К. Никитина, Никифор принимает деятельное участие в некоторых предприятиях с. - д. кружка, хотя официально членом организации не является.

Но вот училище окончено. Вилонова отнюдь не прельщала перспектива прозябания в Калуге, всегда являвшейся захолустьем в революционном отношении. Потянуло на простор, в большой рабочий центр, где революционная работа бурлит и ширится, все большие и большие массы пролетариата подчиняя своему влиянию... И весной 1902 г., вскоре после 1 мая, отправился Никифор, вместе с двумя товарищами с. - д. (И. К. Никитиным и пропагандисткой Е. Э. Рерих) в Киев. Поступил он помощником монтера в железнодорожные мастерские. Вскоре исполнилось заветное желание Никифора: он вступает в ряды Киевской социал-демократической организации. С этого момента и до его последнего вздоха личная жизнь Никифора отошла на задний план, и он весь, всеми своими помыслами отдался делу революции.

Российская социал-демократическая рабочая партия в то время начинала превращаться из небольших зародышевых ячеек в организованную партию российского пролетариата. Энергичные работники, люди большой инициативы и широкого политического размаха нужны I были партии до зарезу. И одним из таких работников является 19 - летний Вилонов.

«С несокрушимой энергией, с пламенным энтузиазмом полного сил борца от - I дается он пролетарскому делу. Он на первых же шагах своей революционной деятельности обнаруживает колоссальные способности и недюжинный политический талант. Будучи сам рабочим, работая в жел. - дорожных мастерских, он успевает бывать в рабочих кружках, заниматься организаторскими делами и много работать над своим собственным образованием. Правда, для этого часто приходится потихоньку оставлять мастерские и незамеченным перелезать через забор».

«Его популярность и влияние беспрерывно растут среди рабочих. Выдающийся по своим способностям, влиянию и мощности своей фигуры, - Вилонов не может долго оставаться незамеченным для охранников» 1).

Цепкие щупальца «голубых мундиров» добираются и до него. В результате - привлечен к дознанию о «противозаконной сходке представителей рабочих кружков в г. Киеве» и выслан - до окончания дознания - в Екатеринослав под особый надзор полиции.

II. В Екатеринославле – всеобщая политическая забастовка

Маху дали жандармы - нашли куда выслать «политического преступника»! В крупнейший рабочий центр, в котором никогда, даже в самые черные годы реакции, не потухал огонек революционной борьбы... Ну, да ведь, как говорится, и на старуху бывает проруха. Нечего и говорить, что Вилонов не сидел, сложа руки.

Были тогда в Екатеринославе две социал - демократические организации: «экономистская» 2) и «искровская». Вилонов решительно примкнул к «искровцам» и стал одним из наиболее сильных активных работников «искровской» организации, войдя впоследствии в состав Екатеринославского Комитета Р. С. - Д. Р. П. («искровского»). В Екатеринославе поле его революционной деятельности расширяется. Здесь его застал первый грандиозный подъем рабочего движения, охватившего в 1903 г. весь юг России. Рабочий класс России уже не удовлетворяется борьбой против хозяев, экономической борьбой, - он бросает вызов самодержавию. Всеобщая политическая стачка, митинги, демонстрации...

Докатилась волна движения и до Екатеринослава. В конце июля местные социал - демократы стали лихорадочно готовиться к всеобщей забастовке. Создается стачечный комитет, в который входят по 3 представителя от «искровцев» и «экономистов»; одним из представителей «искровцев» в этом комитете является наш старый знакомый «Михаил Заводской» (под такой кличкой знали Вилонова в Екатеринославе, и кличку эту он оставил за собою на всю жизнь).

Рабочие ждали директив социал-демократического комитета. Наконец, сигнал был дан... Забастовка началась 7 августа тревожным гудком в паровозных мастерских. В несколько часов забастовка распространилась по всему городу, работали только в предместьях (Амуре, Нижне - Днепровске), но на следующий день и там начались забастовки. Это было первое массовое всеобщее выступление рабочих Екатеринослава. Широкие массы высыпали с заводов, и начались огромные митинги, на которых часто присутствовало свыше 5 - ти тысяч человек. Движение вышло на улицу... Десятки тысяч народу толпами ходили по улицам рабочих районов.

Власти лезли из кожи, чтобы подавить движение. В город прибыли войска и казаки. В первый же день забастовки по одному собранию была открыта стрельба: убито 11 человек и около 20 - ти ранено. Гибель товарищей вызвала взрыв негодования в рабочей среде. Правительственный террор имел обратные результаты: забастовка не только не дрогнула, а, наоборот, окрепла, и трудно было назвать в городе какое-нибудь промышленное заведение, которое не принимало - б участие в ней.

В ответ на стрельбу в рабочих состоялась внушительная демонстрация; демонстрантов избивали нагайками и прикладами. После демонстрации начались много численные аресты.

Забастовка носила в основном чисто политический характер. Основным всеобщим лозунгом было: «Долой самодержавие!» Экономические требования были выставлены дополнительно. Проходила забастовка удивительно организованно, не было никаких эксцессов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены