Матч на первенство мира

В Панов| опубликовано в номере №575, Май 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Концертный зал имени Чайковского полон. В глубине эстрады громадная четырёхметровая демонстрационная шахматная доска с фигурами, обрамлённая двумя

государственными флагами СССР. Над доской щит с надписью: «Матч на первенство мира по шахматам». Внизу доски - большие электрические шахматные часы, на которых отмечается время, затраченное участниками матча на обдумывание ходов.

Каждому противнику на первые сорок ходов полагается по два с половиной часа. За минуту до истечения установленного срока на часах загорается красная лампочка - тревожный сигнал, предупреждающий о том, что, если участник в оставшиеся 60 секунд не сделает необходимого количества ходов, ему будет зачтено поражение.

Налево в углу сцены большой стол для судей - чехословацкого мастера Карела Опоченского и шведского гросмейстера Гидеона Штальберга - и секундантов - гросмейстера Вячеслава Рагозина и мастера Александра Константинопольского.

Первый ход первой партии Ботвинник. которому выпал жребий во всех нечётных партиях матча играть белыми, делает ферзевой пешкой, продвигая её на два поля. Бронштейн отвечает продвижением королевской пешки на одно поле. Матч начался...

Первые четыре партии закончились вничью. Однако ошибочно было бы рассматривать эти четыре ничьих подряд на старте матча как стремление участников к мирному исходу партий. Наоборот, все первые четыре партии проходили в напряженной, трудной борьбе, во взаимных атаках и контратаках. Оба противника проявляли необычайную тактическую маневренность и любовь к здоровому творческому риску.

Всё же, несмотря на громадный опыт, и Ботвинник и Бронштейн неизменно в каждой партии испытывали недостаток времени, а под конец игры попадали в сильнейший цейтнот. Исключительное знание ими шахматных начал помогает

смелому новаторству и экспериментированию в начальной стадии партии. Оба противника сознательно избегают проторённых теоретических дорожек и шаблонных схем.

Вообще, говоря о допущенных в той или иной партии ошибках, о возможности выигрыша Ботвинником или Бронштейном в том или другом положении, надо помнить, что эти промахи были столь мало заметны, столь трудны для оценки, что даже гросмейстеры и мастера, разбирающие партии матча после их окончания, и те не сразу находили правильное решение! Уместно вспомнить, что ещё Лев Толстой в романе «Война и мир» писал: «Хороший игрок, проигравший в шахматы, искренне убеждён. что его проигрыш произошёл от его ошибки, и он отыскивает эту ошибку в начале своей игры, но забывает, что в каждом его шаге в продолжение всей игры были такие же ошибки, что ни один его ход не был совершенным. Ошибка, на которую он обращает внимание, заметна ему только потому, что противник воспользовался ею».

В пятой партии пришёл конец ничьим. Уже с первых ходов противники создали оригинальную позицию. Завязалась напряжённая борьба. Над 11 - м ходом Ботвинник думал 52 минуты. В дальнейшем, находясь в цейтноте, чемпион мира допустил ошибку и на 39 - м ходу сдал партию.

Однако уже в следующей, шестой партии Ботвинник взял реванш, а в седьмой - одержал новую победу. После этого последовали три ничьих. Одиннадцатая партия протекала крайне остро и напряжённо и закончилась победой Бронштейна. Двенадцатую партию, которой закончилась первая половина матча, выиграл Ботвинник. Счёт матча стал 6 1/2: 5 1/2 в пользу чемпиона мира.

Матч вызвал огромный интерес не только в нашей стране, но и далеко за её пределами. Посмотреть

встречу между сильнейшими гросмейстерами мира в Москву приехали шахматисты из Венгрии, Чехословакии, Румынии, Финляндии, Индии, Новой Зеландии и других стран.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены