Лоренс Блок. «Невиновность гарантируется»

Лоренс Блок| опубликовано в номере №1736, Июнь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Потому что предсмертная записка миссис Кеппнер – подделка.

– Судя по всему. Умелая, но подделка. Полиция нашла черновые варианты этой самой записки на столе мисс Уэйбрайт. Один она напечатала на той самой машинке, на которой обычно печатала свои рецепты. Другие написаны ручкой, обнаруженной на том же столе, а чернила полностью соответствуют тем, что использовались в предсмертной записке миссис Кеппнер. Несколько черновиков написаны почерком умершей женщины, а один – несомненно, почерком мисс Уэйбрайт. Это косвенные улики, но достаточно веские.

– Но есть и другие, не так ли?

– Разумеется. Рядом с телом миссис Кеппнер на столе нашли недопитый стакан с водой. Анализ воды показал наличие сильнейшего яда, при вскрытии обнаружилось, что этот яд и стал причиной смерти. Полиция, сложив два и два, пришла к логичному заключению, что миссис Кеппнер выпила стакан воды, в который предварительно бросила яд.

– Но на самом деле все произошло иначе?

– Похоже на то. Потому что вскрытие также показало, что незадолго до смерти миссис Кеппнер съела кусок торта.

– И торт сдобрили ядом?

– Я склонен думать, что да, потому что детективы нашли торт с вырезанным из него куском в морозильнике мисс Уэйбрайт. Он был аккуратно завернут в алюминиевую фольгу. А проведенным анализом этого торта выявлен тот же яд, что стал причиной смерти миссис Кеппнер.

Мисс Трооп задумалась.

– И как Леона попыталась вывернуться?

– Она заявила, что никогда не видела торта и, уж конечно, не пекла его.

– Ей поверили?

– Выяснилось, что приготовлен он по оригинальному рецепту, приведенному в кулинарной книге, которую мисс Уэйбрайт только готовит к печати.

– Вероятно, книгу эту никогда не опубликуют.

– Наоборот, – возразил Эренграф. – Я уверен, что издатель утроит первоначальный тираж. Как я понимаю, мисс Уэйбрайт тяжело переживала разрыв с мистером Байерстадтом и уже не собиралась отпускать его живым. Но она, естественно, не хотела, чтобы в убийстве обвинили ее. Не было у нее желания и отказываться от причитающейся ей по завещанию доли наследства. Она рассчитывала даже увеличить эту долю, свалив вину на вас. Вероятно, она не понимала, что картины – самое ценное из того, что оставил после себя мистер Байерстадт. Вот и убила любовника, обставив все так, чтобы виновной в убийстве признали соперницу.

– А какова роль миссис Кеппнер?

– Этого нам не узнать. Участвовала ли домоправительница в заговоре? Стреляла ли сама, чтобы затем дать ложные показания? Или мистера Байерстадта застрелила мисс Уэйбрайт, оставив миссис Кеппнер на месте преступления, чтобы та обвинила в убийстве вас? А может, миссис Кеппнер просто увидела то, что видеть ей не следовало, и, дав ложные показания, решила шантажировать мисс Уэйбрайт? Как бы то ни было, в какой-то момент мисс Уэйбрайт решила, что миссис Кеппнер потенциально опасна.

– Поэтому Леона и убила ее.

– Не только. В тот момент она поняла, что роль убийцы лучше отдать домоправительнице. Вероятно, мисс Уэйбрайт разобралась в тонкостях завещания и решила, что нет нужды подставлять вас. Более того, она поняла, что вы не собираетесь признавать себя виновной. А переложив вину на миссис Кеппнер, она избежала тщательного расследования, которое могло вывести полицию на нее.

– Святой Боже! – ахнула Эвелин Трооп. – Как она все закрутила.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Моя голова

Рассказ

Джон Харвей. «Падший ангел»

Детектив. Перевод с английского Марины Жалинской

в этом номере

Революционер и бунтарь

Картина Жака Луи Давида «Смерть Марата»

Джереми Йорк. «Лики смерти»

Рассказ. Перевод с английского Марины Жалинской