Лондон - Нью-Йорк - Голливуд

В Микоша| опубликовано в номере №394, октябрь 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

В пасмурное утро 17 ноября прошлого года наш пароход «Тбилиси» отчалил от родной земли. Предстоял длинный и тяжёлый путь к цели путешествия - Англии. Мы шли, (превозмогая северные штормы, полярные ночи, старательно обходя немецкие минные поля, и наконец через двадцать один день вступили в устье Темзы.

Пейзаж, удивительно напоминающий Волгу у Сталинграда! Посмотришь направо - сплошная индустрия: фабричные трубы поднимаются высоко к небу, пароход двигается мимо бесчисленного количества подъёмных кранов, баков с бензином и нефтью. Посмотришь налево - зелёные поля, тихие фермы, мирно пасущиеся стада...

Но вот уже и с правого и с левого борта плывут дома, кварталы, элеваторы, заводы. Навстречу нам несутся буксирчики и пароходы с флагами различных наций.

- Посмотри, - сказал стоявший возле меня на палубе кинохроникёр Халушаков, - это, очевидно, относится к нам.

Девушки в белых халатах буквально облепили окна какой - то фабрики. Девушки что - то кричат и машут руками. Ну, конечно, они приветствуют «Тбилиси» - советский корабль, пришедший в Лондон.

Юркие буксирчики искусно ввели наш пароход в широко раскрытые шлюзовые ворота «Сори комершел дока». И первое, что бросилось нам в глаза, - это торчащие из воды у пирса трубы и мачты большого судна, погибшего при бомбёжке доков, а также обгоревшие развалины пакгаузов. Присмотревшись внимательнее к работающим грузчикам, я заметил, что основную массу их составляют молодёжь допризывного возраста и пожилые люди.

Но надо сказать, что работали англичане великолепно. Не успела наша команда как следует закрепить причальные концы, как корабль уже напоминал собой муравейник. Всюду засновали люди, выполнявшие заранее намеченную работу. Заскрипели лебёдки. Корабль со свободного борта облепило множество маленьких металлических барж, и не прошло и пятнадцати минут, как выгрузка привезённого нами леса и руды шла уже полным ходом.

Мы прожили в Лондоне декабрь и январь. И всюду, где только нам не приходилось бывать: будь то официальные банкеты или просто поезда метро, - я чувствовал себя дорогим и желанным гостем. Не было отбоя от дружеских приглашений в гости то в одну, то в другую английскую семью.

Едешь, бывало, в автобусе, и как только соседи узнают, что ты русский, сразу начнут пожимать тебе руки, расспрашивать о фронте, о жизни в Советском Союзе. В лондонских кино всё время показывают советскую кинохронику с фронтов Отечественной войны. Идёт она под дружные аплодисменты зрителей.

Англичане поют «Жди меня» Симонова. Ноты этой песни можно купить в каждом магазине. Огромной популярностью пользуются в Англии стихи Маяковского. Их очень удачно перевёл известный кинорежиссёр и поэт Герберт Маршалл. Я слушал ого чтение и был удивлён, с каким мастерством сумел Маршалл передать силу, глубину и темперамент творчества Маяковского.

Ненависть к Германии, совместная борьба против гитлеризма объединяют русский и английский народы. Это становится особенно понятным, когда смотришь, какие опустошения произвёл враг в городах Англии. Целые районы рабочих кварталов, порты, доки Ист - Энда, Сити сметены с лица земли. Улицы, окружающие Кафедральный собор святого Павла, превращены в развалины, уничтожена значительная часть величайших памятников культуры, искусства и зодчества Лондона. Но вое эти разрушения не смогли сломить мужества англичан. Как - то вечером я смотрел в одном из кинотеатров фильм «Интермеццо». Вдруг объявили воздушную тревогу. Девушка с фонариком сказала:

- Кто хочет, может уйти из зрительного зала. Но никто не встал с места. Тревога оказалась затяжной. Здание сотрясалось от разрывов бомб. Но публика покинула кинотеатр лишь тогда, когда проиграли национальный гимн, которым здесь обычно заканчиваются сеансы.

Вместе с толпой я вышел на улицу. Всё небо было исполосовано прожекторами; то там, то тут слышались оглушительные звуки зенитных разрывов.

Всю ночь грохотало, гудело, звенело. Береговые зенитные батареи мощным огнём встречали немецких «юнкерсов». И только утром город огласился торжественным и победоносным, как жизнь, сигналом отбоя. Лад Лондоном встало солнце, и люди нарасхват покупали свежие газеты. Из них я узнал о результатах налёта.

Пострадали многие рабочие кварталы. Одна из бомб попала в школу. Есть убитые и раненые. Уничтожено семнадцать вражеских самолётов.

В это воскресное утро Лондон показался мне удивительно красивым. В центре Трафалгар - сквера, у подножия статуи Нельсона, чьи - то заботливые руки положили только что срезанные с клумб красные и белые розы. По аллеям Гайд - парка на породистых скакунах проезжали молодые англичанки. Здесь же медленно прогуливались важные старики в цилиндрах, дамы с лорнетами вели на цепочках бульдогов, болонок, пуделей. Совсем, как в мирное, старое время. А рядом, на большой поляне, женская военная команда поднимала аэростат воздушного заграждения. Быстро набирая высоту, он скрылся в утреннем тумане.

До войны все лондонские парки были обнесены массивными чугунными оградами. Сейчас их почти нет. Проходя по Кенсингтону, я заметил, как рабочие внушительным молотом разбивали красивую решетку. Один из них говорил другому: - Поскорей бы эта тяжесть упала на голову Адольфа!

Всё в Лондоне свидетельствовало об исключительном спокойствии и хладнокровии. Дальнейший мой путь лежал в Америку Поздно вечером мы с кинооператором Лыткиным отбыли поездом из Лондона в маленький портовый городок, где нас уже ждал английский теплоход «Пасифик Троуд», на котором предстояло пересечь Атлантический океан. Это путешествие началось с довольно комичного случая.

И в Англии и в Америке очень не любят цифру тринадцать. Она, по утверждению американцев и англичан, обязательно приносит несчастье. Ни в Лондоне, ни в Нью - Йорке вы, например, не найдёте тринадцатого номера дома. Его обычно заменяет цифра «12/а». А тут на борту «Пасифик Троуда» нас оказалось именно тринадцать человек, да, как на грех, в клетке ещё сдохла одна канарейка, и количество находящихся на корабле птиц стало соответствовать количеству пассажиров.

Команда была явно обеспокоена. Но это обстоятельство нисколько не изменило её тёплого и дружеского к нам отношения. Да и весь путь прошёл относительно спокойно, если не считать нападений на наш корабль немецких подводных лодок.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены