Девять братьев

Н Чуковский| опубликовано в номере №394, октябрь 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

Продолжение

Глава девятая

[gap3] На карнизе

Аркадий Сенечкин неподвижно лежал под одеялом и смотрел в открытую дверь.

Там, в соседней комнате, были выбиты стёкла, однако дверь Сенечкин держал открытой, и холодно у него было, как на улице. Печурка больше не топилась: он всё уже давно сжёг - и книги и книжные полки.

К холоду он стал равнодушен. Весь день лежал он под одеялом одетый, в потрёпанном коричневом пальто и светло - серой кепке, и не спускал глаз с открытой двери: он охотился за своим котом.

Ещё вчера он писал стихи, читал, думал о войне, об осаде, о смерти. Ещё вчера он весь был полон мыслей печально - возвышенных и горделивых. Он жестоко страдал от голода, но сознание того, что весь город страдает так же, как он, страдает, но не сдаётся, помогало ему переносить страдания, не жалуясь. Он умрёт, и многие умрут, но разве смерть - самое страшное? С теми, кто не боится смерти, ничего поделать нельзя. Любая сила рушится при столкновении с человеческим духом, с человеческой любовью и ненавистью. Вот как он думал ещё вчера.

А сегодня у него была только одна мысль - о коте. Весь день с самого раннего утра Сенечкин ловил кота.

Уже близились сумерки, когда в передней скрипнул ключ в замке. Раздалось шарканье калош по полу. И мягкий голос Василия Степановича, как всегда, произнёс:

- Это я, друг мой, я...

Сенечкин стремительно нырнул под одеяло. Сорвал с головы кепку и спрятал её под одеялом у себя на животе. И закрыл глаза.

Приход Василия Степановича в такую минуту раздосадовал Сенечкина. Он решил не открывать глаз, пока Василий Степанович не уйдёт.

«Уже умер?» - подумал Василий Степанович, взглянув на Сенечкина. Он остановился, прислушиваясь, Сенечкин дышал. «Нет, пока ещё жив. Спит».

Он не сделал попытки разбудить Сенечкина, но и не ушёл. Шубы своей он не расстегнул, шапки не снял: здесь было слишком холодно. Он вынул из кармана полученный по карточке Сенечкина кусочек хлеба, завёрнутый в обрывок газеты, и положил его на подушку. Потом подошёл к окну, где ещё брезжил свет, и посмотрел на свои часы. Оставалось четырнадцать минут.

Василий Степанович неторопливо затемнил окно и зажёг стоявшую на печурке коптилку. Вся мебель в комнате была уже сожжена, оставалась только кровать, и Василий Степанович сел на край кровати, у ног Сенечкина.

Потом он взглянул на часы. Оставалось шесть минут.

Он посидел ещё немного, встал и, открыв дверь, вышел в соседнюю комнату. Дверь он за собой закрыл, зажёг фонарик и огляделся. Он искал пальто и кепку Сенечкина. Пальто и кепка всегда лежали здесь. Но сейчас их не было.

«Что за черт!» - подумал Василий Степанович. Он несколько растерялся. «Неужели пальто там, у него?» Василий Степанович вернулся в комнату Сенечкина, закрыл за собой дверь и оглядел все углы. Ни пальто, ни кепки тут не было.

«Надо бы растолкать его и спросить», Но прежде Василий Степанович поглядел на часы. Оставалось только две минуты.

Василий Степанович встревожился и заторопился. Будить Сенечкина нечего было и думать. Не сняв шубы, спешащий и раздосадованный, он открыл дверь и устремился в соседнюю комнату. На пороге чёрный кот попался ему под ноги. Василий Степанович споткнулся и наступил на него.

Придавленный, кот закричал пронзительно и громко. Василий Степанович в крайней досаде со всей силой поддал его ногой, как мяч. Кот стукнулся головой о дверной косяк и, мёртвый, упал на порог.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены