Ленин идет к Октябрю

опубликовано в номере №958, Апрель 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

12. «Что делать?» (1901 - 1902)

…Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией. В. И. Ленин

Конец 1901 и начало 1902 годов - время особенно напряженных ленинских теоретических исканий. В январе Ленин выступает с критикой первоначального плехановского проекта партийной программы. Разрабатывает ряд ее принципиальных положений. В феврале завершает книгу «Что делать?» - одно из самых значительных произведений революционного марксизма. Вскоре он заканчивает статью «Аграрная программа русской социал - демократии» - политический манифест партии рабочего класса по крестьянскому вопросу в России. Мы не сможем, естественно, раскрыть здесь все богатство идейного содержания названных работ. Это сделано в «Истории КПСС» и научной биографии Ленина, в обширной научно - исторической литературе, посвященной данному периоду.

«На «объединительном» съезде»

В двадцатых числах сентября 1901 года в Цюрих съезжаются представители всех тогдашних зарубежных социал - демократических организаций. Шестеро искровцев во главе с Лениным представляют «Искру» и «Зарю». Восемь делегатов во главе с Плехановым выделяет организация «Социал - демократ». Около двадцати участников совещания выражают оппортунистические позиции «экономистов» и бундовцев. Отвергая их, революционная часть делегатов заявляет о невозможности объединения и покидает съезд. О своих выступлениях на съезде - самых первых в эмиграции - Владимир Ильич вспоминает осенью 1901 года в предисловии к брошюре «Документы «Объединительного» съезда», изданной в Женеве «Лигой русской революционной социал - демократии». Отметив явную недобросовестность составителей «экономистской» брошюры о том же съезде, выпущенной «Союзом русских социал - демократов», Ленин подчеркивает:

- ... Союз не привел целиком запросов, внесенных представителем «Искры» (Фреем) в бюро съезда от имени заграничного отдела «Искры» и организации «Социал - демократ»... «Союз» ошибается, говоря, что «запрос» был взят обратно. Запрос состоял из двух вопросов, предложенных Фреем «Союзу» от имени двух организаций... Ни один из этих вопросов не был взят обратно, а была только изменена форма вопроса, изменена так, что вопросы превращались в резолюцию, которую можно было поставить на баллотировку. Приведенный отрывок авторизует опубликованный в брошюре текст вопросов, предложенных «Искрой» на «Объединительном» съезде «Союзу русских социал - демократов». Составленные Лениным («Фреем»!), они требуют от «экономистов» ответа:

- Намерен ли и может ли «Союз русских социал - демократов» обеспечить такую постановку литературной деятельности, которая делала бы невозможным беспринципные и оппортунистические отклонения от революционного марксизма, вносящие путаницу в умы, столь опасную для нашего движения, - которая устраняла бы заигрывание со скрытым и явным бернштейнианством и раболепство перед элементарными формами и стихийностью движения, неизбежно ведущие к превращению рабочего движения в орудие буржуазной демократии? Десять последних строк ленинского запроса содержат самый краткий конспект основных положений книги «Что делать?» В приложении к ней Владимир Ильич вспоминает об одном из наиболее характерных эпизодов съезда... Судя по неполной, к сожалению, протокольной записи его речи, произнесенной 21 сентября, Владимир Ильич отмечал «удивительную детальность» принципиальных решений предшествовавшей съезду женевской конференции зарубежных социал - демократов, осудивших «экономизм», как и любые иные «попытки внесения оппортунизма в классовую борьбу пролетариата». Достаточно сопоставить запись с соответствующим отрывком книги, чтобы безошибочно определить, кем был «один оратор», на речь которого анонимно ссылается Владимир Ильич:

- ...когда на «объединительном» съезде один из членов «Союза» заявил, что статьи в № 10 «Рабочего Дела» вызваны не новым «историческим поворотом» «Союза», а чрезмерной «абстрактностью» резолюций, - то один оратор имел полное право посмеяться над этим. Резолюции не только не абстрактны - ответил он - а невероятно конкретны: одного взгляда на них достаточно, чтобы видеть, что тут «кого - то ловили». Это последнее выражение подало повод к характерному эпизоду на съезде. С одной стороны, Борис Кричевский ухватился за слово «ловили», решив, что это - обмолвка, выдающая дурной умысел с нашей стороны («подставить ловушку»), и патетически воскликнул: «Кого же именно, кого тут ловили?» - «Вот, в самом деле, кого?» - иронически спросил Плеханов. - «Я помогу недогадливости товарища Плеханова, - отвечал Б. Кричевский, - я объясню ему, что тут ловили редакцию «Рабочего Дела» (общий хохот). Но мы не дали себя поймать! (замечания слева: тем хуже для вас!)... О том же съезде и демагогических выступлениях «экономистских» лидеров вспоминает Владимир Ильич и восемь лет спустя на совещании расширенной редакции «Пролетария»:

- ...не было ни одного раскола без крайних обвинений, и всегда инциденты откола путали с вопросами чести. Помню сцены с Кричевским в 1901 году... все набрасывались на меня с криками о чести. Дело не в чести, а в том, что в процессе борьбы люди дезорганизуют свою фракцию и организуют новую... А о чести здесь говорить нечего. А я к этому привык: меня уже четвертый раз ругают...

«... Почему Владимир Ильич взял себе псевдоним «Ленин»

Весной 1924 года редакция многотиражной газеты сотрудников Московского Комитета партии «Комячейка» попросила Надежду Константиновну рассказать, как возник у Владимира Ильича его литературный псевдоним «Н. Ленин». 16 мая в газете появился ответ Крупской:

- Я не знаю, почему Владимир Ильич взял себе псевдоним «Ленин» - никогда его об этом не спрашивала. Мать его звали Мария Александровна. Умершую сестру звали - Ольгой. Ленские события были уже после того, как он взял себе этот псевдоним. На Лене в ссылке он не был. Вероятно, псевдоним выбран случайно, вроде того, как Плеханов писал однажды под псевдонимом «Волгин». Не думаю, что Владимир Ильич придавал особое значение псевдониму. Писал он ведь раньше под псевдонимом «Тулин», выступал под псевдонимом «Карпов». Не чуждался Ленин и смысловых псевдонимов типа:

- Большевик. Мирянин. Наблюдатель. Не - депутат. Не - либеральный скептик. Петербуржец. Посторонний. Постоянный читатель «Правды». Почти примиренец. Правдист. Русский Коммунист. Сотрудник «Пути Правды». Статистик. Читатель. Читатель «Правды» и «Луча»... Использовал он и множество самых неожиданных инициалов... В ряде случаев он самыми разнообразными способами сокращал свои псевдонимы:

- В. Ф р. (Фрей!). К - в, К - пов, Кар - ов, К - въ, К - о в (Карпов). К. Т., К. Т - н, К. Т - и и (К. Тулин!). Н - к, Н - к о в (Н. Константинов). Р. С. (Р. Силин!). Учтено и более тридцати ленинских псевдонимов. переведенных на английский, итальянский, немецкий и французский языки или транскрибированных латинскими буквами. Сто пятьдесят псевдонимов! Но в историю революции. Коммунистической партии, научной и политической мысли Владимир Ильич вошел под именем: Ленин. Впервые он избрал этот псевдоним для статьи «Аграрный вопрос и «критики» Маркса». над которой работал с июня по сентябрь 1901 года. Первые главы статьи под заглавием «Господа «критики» в аграрном вопросе» появились на страницах № 2 - 3 журнала «Заря» в декабре 1901 года. Однако уже 22 октября Владимир Ильич впервые подписывает новым литературным именем очередное письмо к Плеханову. Еще 18 сентября он писал из Мюнхена в Женеву как «Петров». Еще в начале октября переписывался с Любовью Аксель - род в Цюрихе как «Фрей». А две недели спустя последняя строчка письма к Плеханову гласит:

- Жму крепко руку. Ваш Ленин. Так подписано и письмо ему же от 11 ноября. 3 марта 1902 года эта подпись завершает и письмо Аксельроду. 5 мая о принадлежности Владимиру Ильичу нового псевдонима узнает в Париже и Григорий Лейтейзен. 14 июня - в Цюрихе - Любовь Аксельрод. В середине июля в Петербурге - Иван Радченко. С тех пор почти все конспиративные письма Владимира Ильича неизменно подписываются, как вышедшая еще в марте и, видимо, к этому времени уже распространенная в революционном подполье книга «Что делать?» Некоторые исследователи предполагают, что Владимир Ильич заимствовал псевдоним у... агронома Сергея Ленина, к трудам которого он обратился, работая над статьей об аграрном вопросе. Трудно принять эту гипотезу. Во - первых, данная статья не содержит ссылок на труды названного автора. Во - вторых, литературный псевдоним по самой своей природе нельзя механически заимствовать у другого литератора, иначе как в пародийных, полемических или даже литературно - мистификационных целях. Наконец, в - третьих, «статья г. Ленина «Сельскохозяйственные орудия и машины» упомянута Владимиром Ильичем среди других работ, которые «писаны специалистами - агрономами», еще в книге «Развитие капитализма...», вышедшей, как известно, под псевдонимом В. Ильин, неизменным для ленинских научных трудов. На различные работы этого автора Владимир Ильич десятикратно ссылается в своей книге Почти за пять лет до того, как сам впервые подписывается именем ЛЕНИН - сначала в письмах, а потом и в печати. Остается только согласиться с Крупской и отказаться от необоснованных попыток найти сколько - нибудь убедительное объяснение выбора Владимиром Ильичем именно этого псевдонима из многих и многих возможных...

«... споры о программе между Плехановым и мной»

К зиме 1902 года относятся страстные дискуссии между Лениным и Плехановым по поводу принципиальных положений первой программы Российской Социал - Демократической Рабочей Партии. О работе искровцев над ее проектом Ленин рассказывает еще весной 1902 года в статье «Аграрная программа...»:

- ...вся наша редакционная коллегия (т. е. и группа «Освобождение труда» в том числе) была занята выработкой коллективного, редакционного проекта программы нашей партии. Выработка эта затянулась (отчасти вследствие разных партийных дел и некоторых конспиративных обстоятельств, отчасти вследствие необходимости особого съезда для всестороннего обсуждения программы) и закончена только в самое последнее время. Уже после раскола партии Плеханов весьма прозрачно намекает на то, что именно он единоличный автор ее первой программы. Тогда Ленин заявляет 10 марта 1905 года в заметке «К истории партийной программы»:

- Этим подчеркиванием того, что проект программы писан н е мной, Плеханов первый выносит на публику, в виде намека, попрека и упрека, наши споры о проекте программы. К сожалению, он не рассказывает об этих спорах, а ограничивается сплетней, т.е. утверждением пикантным, но неясным и непроверимым. Я должен поэтому добавить... что у меня есть документальные данные о спорах наших при обсуждении проекта программы, и эти данные я при случае опубликую. Читатели увидят тогда: 1) что совершенная неправда утверждение Плеханова, будто охлаждение отношении у нас было из - за «Что делать?» Оно было из - за деления шестерки пополам при спорах о программе; 2) что я отстаивал и отстоял включение в программу тезиса о вытеснении мелкого производства крупным. Плеханов хотел ограничиться расплывчатым выражением в духе знаменитого «более или менее»; 3) что я отстаивал и отстоял замену термина «трудящаяся и эксплуатируемая масса» термином: «пролетариат» в том месте, где речь шла о классовом характере нашей партии; 4) что Плеханов, когда я и мои сторонники в шестерке упрекали его за недостаточно выраженный пролетарский характер партии в его проекте программы, защищался контробвинением, что я понимаю пролетарский характер партии по - мартыновски. К дискуссиям с Плехановым Ленин возвращается и в сентябре 1907 года, в предисловии к первому тому сборника «За 12 лет»:

- ...споры о программе между Плехановым и мной велись внутри редакции... по вопросам о вытеснении мелкого производства крупным, причем я требовал формулировки более определенной, чем плехановская, и о различии точки зрения пролетариата или трудящихся классов вообще, причем я настаивал на более узком определении чисто пролетарского характера партии... В этих, казалось бы, чисто теоретических спорах уже намечались будущие политические расхождения между большевистским - ленинским - и меньшевистским - плехановским - пониманием стратегии и тактики рабочего класса и его партии в русской революции.

«Сводка искровской тактики»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены