Чудо-альпинист

опубликовано в номере №802, Октябрь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Альпинистский лагерь, как известно, не то место, где процветают различные суеверия. Смельчаки, вокруг палаток которых бродят стада облаков, спортсмены, давно уже не считающие верблюжьи горбы Эльбруса серьезным объектом для восхождения, - эти люди, разумеется, не верят в чудеса.

Но события последнего месяца все глубже и глубже погружали альпинистов в болото мистицизма.

Посудите сами: идет штурм труднейшего пика. Достоверно известно, что последние десять лет на него не ступала нога человека. Вот наконец-то все трудности подъема позади! Альпинисты кричат «ура», и... тут-то и начинается сверхъестественное.

Прежде всего бросается в глаза аккуратно выложенная свежая пирамидка из камней - знак того, что кто-то опередил восходителей. Из нее извлекается непременная консервная банка с запиской:

«Дорогая Галя! Посвящаю покорение этой вершины тебе одной. Целую тебя с 5 100 метров над уровнем моря. Остаюсь твоим на любой высоте. Костя Ерошкин».

Все это еще, однако, можно было бы с грехом пополам перенести. Даже то, что опытных восходителей опередил человек, не сведущий в альпинистских законах: ведь ясно, что таким слогом можно писать записки о назначении свидания, а не о покорении сурового пятитысячника!

Но дата! Восхождение Ерошкина свершилось всего две недели назад! Поразительно!

- Ерошкин... Ерошкин... - долго морщил лоб руководитель восхождения, заслуженный альпинист. - По-моему, такого мастера спорта У нас нет... И откуда он шел? И кто ему разрешил подъем, если он, судя по записке, в горном спорте человек малоопытный?.. Да, братцы, задача...

Новость распространилась по лагерю. Ерошкин и пресловутая Галя стали известны каждому альпинисту.

Но что-то вроде тихой паники началось немного позже, когда после очень трудного траверза группа знаменитых мастеров спорта братьев Облаковых вернулась в лагерь. Первыми словами братьев были:

- Товарищи, кто такой Ерошкин? Какой-то чудо-альпинист!

Оказывается, история повторилась: на всех трех вершинах, где пришлось побывать Облаковым и их друзьям, найдены были записки Ерошкина. Все такого же лирического характера, как первая. И что самое странное: судя по датам, от покорения одной вершины до другой проходило совсем мало времени.

«Виднеющийся вдали горный хребет напоминает мне твой профиль, Галочка...» - было найдено на высоте 4 тысяч метров.

«Что мне горные вершины, если с них я не вижу твоего родного Заозерья...» - этот текст спортсмены обнаружили на пике 4 589, одной из самых грозных и неприступных вершин.

Из лагеря полетели телеграммы в Москву, в секцию альпинизма (кто такой К. Ерошкин?), к знакомым (сенсация!), даже в справочное бюро (где находится упомянутое Заозерье?). Никакого прояснения!

Тайна оставалась тайной.

И вот однажды, когда вновь ушедшая в горы группа братьев Облаковых сделала привал возле водопада, в чудесной ласковой долинке, решение тайны «Кости и Гали» буквально свалилось альпинистам на головы.

Невдалеке от бивака с отвесной скалы падал ручей. Он, словно мечтая о том, как его запрягут в работу, уже гудел по-гидротурбинному. Прозрачные мускулы водопада играли, переливались на солнце.

Из-за шума воды никто не слышал, как с неба спустился вертолет.

Он повис над полянкой, и оттуда по веревочной лестнице сошел к спортсменам молоденький паренек в летном шлеме и альпинистском костюме.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Три поколения

Ленинград, фабрика «Красный маяк»