Клеточные

  • В закладки
  • Вставить в блог

Дмитрий Ромендик на фоне зоопарка

Иллюстрации: Дмитрий Жаров

В туалете административного корпуса Московского зоопарка две раковины. Над одной из них предупреждение: «Здесь моют тарелки животных и ведра для полов. Тарелки людей в эту раковину не ставить». Рядом с туалетом, в комнате, где стоят банки с мадагаскарскими тараканами, в этот вечер проходил литературный семинар «Поэтика члеников».

Я оказался там из чистого любопытства. В последнее время вокруг постоянно наблюдается слияние природы и литературы. В музее Дарвина прошла выставка «Александр Пушкин. Поэт и обезьяны». А теперь вот в зоопарке собираются московские поэты. Наверное, их туда поместили как новую форму жизни, подумал я и пошел посмотреть.

Однако вечер оказался довольно скучным, поскольку все присутствующие поэты оказались довольно маститыми. Не было тут доморощенных певцов усиков, надкрылий и заявленных в афише члеников. А были сплошные ямбы, дактили, диалоги о тараканах, скорпионах и особенностях ловли русского тарантула, который водится под Краснодаром.

Зато от зоопарка вечер курировал один из старейших сотрудников, Соломон Львович Перешкольник. Низенький и щупленький, рассказывая о животных, он оживает и забывает о своем возрасте. Перевоплощается, как актер. Узнав, что я пишу о зоопарке в журнал, он обрадовался:

— Я расскажу вам одну удивительную историю. Однажды по телевизору я видел сюжет о том, как распределяются по Москве знаки зодиака. И оказалось, что территория зоопарка находится под Скорпионом. Так вот, директор и его заместитель — Скорпионы. Я тоже Скорпион. И еще у нас тут работает целый ряд Скорпионов…

Интересным собеседником оказался Перешкольник. Наклевывалась спонтанная экскурсия, и я решительно покинул вечер. Мы пошли прогуляться по территории. По дороге говорили о питании. Заготовкой еды для животных занимается кормокухня, рассказал мне Соломон Львович. С людьми же дело обстоит хуже. Если для посетителей еще предусмотрены многочисленные ларьки с желудевым кофе и пережаренными сосисками по ресторанным ценам, то для сотрудников кормокухни — нет, и они вынуждены ходить в гастроном на Большой Грузинской.

— Питались звери всегда хорошо. А что касается слухов, будто животные голодают, так это люди переносят свои проблемы на животных. Наша страна — это большой зоопарк, а наш зоопарк — страна в миниатюре. Но если человека обмануть можно, то животное — никогда. Человек найдет лазейку, а животное зачахнет.

Мы ненадолго задержались возле вольера с жирафом. На клетке висело журналистское удостоверение: «Ленинградов Самсон Гамлетович, обозреватель «Новой газеты».

У Самсона Гамлетовича, как и у многих корреспондентов означенного издания, трудная судьба. Два раза ему привозили невест из Америки. Обе умерли, не дожив до брачного периода. Одна сломала ногу — не смогли выходить, другая скончалась при загадочных обстоятельствах.

— Одиноко тебе, брат? — спросил я Самсона Гамлетовича.

Жираф грустно улыбнулся и кивнул головой на свое журналистское удостоверение, как бы давая понять, что комментариев не будет. Я скормил ему яблоко, и только тогда он подобрел и разговорился.

— Так что же случилось с твоей невестой? — спросил я.

Жираф помолчал. Потом угрюмо произнес:

— Она умерла.

— Пришел приказ из ветеринарной службы Москвы, — пояснил Соломон Львович, — провести ей вакцинацию. Бывает, мы это дело обходим, благодаря нашему директору, но в тот момент он был в командировке. Все остальные сделали под козырек и… после прививки жирафиха умерла.

Мы двинулись дальше. Мне еще хотелось рассмотреть белых тигров, так что Соломон Львович скоро махнул на меня рукой и ушел вперед, после чего мы друг друга потеряли. Вокруг толкался народ. Чем теплее, тем больше становится в зоопарке посетителей. Много влюбленных парочек, которые вообще зверей не замечают, а целуются на лавках.

Возле белого тигра отдыхал уборщик территории родом из Средней Азии. Пытаясь завязать разговор, я спросил, нравится ли ему его работа. Уборщик территории ответил положительно. Тут, сказал, тихо, спокойно, документы не проверяют, никто не придирается.

Возле перехода на новую территорию живут волки. Посреди вольера стоял самец и сосредоточенно выл. Похоже, от безделья у него перепутались день с ночью, поэтому выл он не на луну, а на облака и пробивающееся сквозь них солнце.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о начале и продолжении русско-австрийских отношений, об одной из самых значительных женщин османский империи – Сафие-султан, о жизни и творчестве замечательного русского драматурга Александра Николаевича островского, об истории создания знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора,  об однм из самых удивительных археологических открытий XX века – находке берестяных грамот, новый детектив Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

«Пчелиный ропот» – враг слонов

Животные посылают звуковые сигналы, предупреждая сородичей о пчелиной угрозе

Виртуоз из аквариума

Аквариумная рыбка научилась играть на глокеншпиле и колокольчике

Висконсин выбрал официального микроба

Ваше трудолюбие вознаградят, даже если вас видно только в микроскоп

в этой рубрике

Khimki

Кто живет в волшебном лесу?

На Красной горке

Подмосковные язычники живут в мире с природой

Эко-номия

Героические гаджеты, которые всеми силами пытаются помочь земной экологии

в этом номере

Ничего не принимают!

Трудовые будни московских букмекеров

Темнота – друг

Семь дней во мраке (опыт сенсорной депривации)

Невеста с посохом

Маргарита Тучкова — первая русская сестра милосердия