Имата

Бор Палей| опубликовано в номере №227, Август 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда горячее солнце ушло за вершины гор и бледный свет керосиновой лампы очертил контуры силуэтов близсидящих делегатов 2 - й бауманабадской комсомольской конференции список записавшихся в прениях подходил к концу. За столом президиума поднялась высокая фигура Ташбулат Хаитова. Он молчал. Вечерний ветер колебал в его руке лист бумаги. Глаза делегатов конференции устремились ни этот лист. - Что в нем было, почему молчит Хаитов, - спрашивали себя делегаты. - Неужели пришла вторая тревожная телеграмма с хлопковых полей.

Но предположение о новой тревоге на хлопковых полях не оправдалось. Подняв лист бумаги, Хаитов сказал: «Слово имеет т. Хадича Иргашева...»

... 10 - летнюю дочь батрака Иргашева сосватали за старика Баби - хана. Мысли о скором замужестве заставили бежать ее из дому, но слезы матери гнали обратно. Мольбы не отдавать замуж - ни к чему не привели. Два жирных барана, ишак и потрепанный коврик, с одной стороны, и бедность отца - с другой оказались сильнее мольбы и горестей, - они решили судьбу 12 - летней рыдающей Хадичи..

Не долго пришлось жить Хадиче с Баби - ханом. Время взяло свое. Старик вскоре умер. Тогда 14 - летняя Хадича, уступая уговорам приехавшей в Термез женработницы, решила вступить в комсомол. Это было в 1924 году. Затем наступили дни переделки и учебы в Самаркандском педтехникуме, работа по ликвидации неграмотности, преподавание в ШКМ, комсомольская работа...

- Товарищи! - начала она. - О работе среди девушек, о том, как мы вовлекаем националов в комсомол, никто не говорил. Это плохо, это говорит о нашем невнимании к массовой работе среди женщин. Я хочу вам рассказать о том, как пришлось нам работать в Палванском кишлаке...

Тогда поздно кончили бюро райкома комсомола. В ожидании всадников, перебирая копытами морщинистую землю, ржали привязанные лошади. Они были оседланы, а сзади лежали аккуратно сложенные коврики. Лошадей было 9, - это значит, что 18 представителей кишлачных, колхозных и совхозных ячеек присутствуют на бюро, намечая план подготовки к обмену комсомольских билетов.

В эту ночь бюро решило: «Прикрепить к Палванскому кишлаку Сармантайского джама - гата т. Иргашеву».

В Палванском кишлаке было трудно работать. Большой кишлак, имеющий много молодежи, в частности девушек, был беден молодыми большевиками. В нем было лишь два комсомольца: Улюгой Хедырова - первая девушка зав. райздравотделом и Ахраров - кишлачный педагог. Вместе с ними Иргашева стала осторожно ломать вековые устои порабощения и угнетения женщин.

Начали с главного. По кишлаку глашатаи объявили: «Сегодня, когда красная полоса заходящего солнца охватит небо, все девушки должны собраться у хаоса на собрание. Ходича Иргашева сделает доклад о том, как нужно сейчас жить женщине».

Объявление переходило из уст в уста, скоро о нем знал весь кишлак.

Много собралось девушек, много пришло пожилых женщин, пришли старухи, чтобы услышать большое слово». Всех их интересовало, что скажет Иргашева, что нужно делать?

На собрании не сразу начали призывать девушек и молодых женщин вступить в комсомол. Знали, что нужно начинать не с этого. Напомнив собравшимся о том, как раньше жилось женщинам, почему молодую девушку насильно отдавали замуж за нелюбимого, перечислив преимущества женщины советского Востока, Иргашева «призвала всех собравшихся взяться сообща за свое раскрепощение и за строительство новой жизни». Она рассказала девушкам о работе комсомола, о том, что, будучи в его рядах, Имата, Сарвар Хедырова и другие станут иными, они больше начнут понимать, их сделают «большими людьми».

После доклада спросила: «Ну, девушки! Кто хочет вступить в комсомол, кто хочет вместе с нами хорошо работать, пусть тот подымет руку». Тогда поднялось девять рук, но они дрожали, в них не было уверенности, они были готовы каждую минуту опуститься под упорным взглядом присутствующих дехкан.

Так была организована в Палванском кишлаке первая комсомольская ячейка, секретарем которой стала Улюгой Хедырова.

У Курбанова две жены. Но ведь он активист, а советская власть ведет решительную борьбу с многоженством, это хорошо знает Курбанов. «Но как же быть? - спрашивал он, - ведь я их люблю».

Любовью он думал прикрыть свое многоженство, неравенство, господство мужчины. Курбанова ежедневно провожали недовольные взгляды дехкан, он все отлично видел и знал, что дальше так быть не может, его поступки не одобряют дехкане - колхозники, не одобряет джамагатский актив, скоро о нем узнают в районе. И тогда он решил обмануть бдительность дехкан, якобы развестись со старшей женой, оставить у себя младшую. Расчет хитрого Курбанова был верен. Он означал: «Нужно развестись со старшей женой, на это будет справка загса, но она останется жить у меня в кибитке, пусть попробуют доказать, что она мне жена».

Вечером, когда Имата, сидя на корточках, осторожно перелистывала листки комсомольского билета, в комнату вошел Курбанов. Он был чем - то огорчен, недоволен. В кишлаке ему сказали, что Имата получила «новую книжку», стала комсомолкой. Тогда маленькие глаза Курбанова загорелись, ноздри широко раздувались. Комсомол вырывает у него Имату. «Нет, - сказал Курбанов, - Имата не будет в комсомоле, я являюсь ее хозяином, я ее повелитель и больше никто!».

- Что у тебя в руках за книжка? - со злостью спросил Курбанов, - где ты взяла ее? Беги, беги быстротою джайрана из приютного дома, встретившего тебя любовью и уютом, в пасть к шайтану».

Она неподвижно сидела на ковре. Ее испуганные глаза беспомощно смотрели на разгневанного человека, а тело ожидало удара Но Курбанов не стал ее бить, в нем исчезла злость, а язык перестал выбрасывать замысловатые проклятия, он заговорил другим языком.

- Пойми, дорогая, моя любовь и преданность к тебе - велики, как путь к Аллаху. Мои глаза хотят видеть только тебя, а уши слышать вечно твой голос. Как же ты осмелилась пойти к ним без согласия мужа? Или тебе надоело сидеть на мягком ковре и пить ароматный кок - чай, или тебе не мил уют листвы, а тело жаждет лучей знойного солнца и раскаленных булыжников городской мостовой, где не может пройти в полдень верблюд? Ты знаешь, этот билет тебя свяжет, тебя увезут в Сталинабад, посадят за книгу, будут много учить и ты станешь русской. Опомнись Имата!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте  об истории создания знаменитой картины Серова  «Девочка с персиками», о «великиом «будетлянине» Велимире Хлебникове, о мало кому известной поездке в Россию Чарльза Лютвиджа Доджсона,  больше знакомого нам как  Льюис Кэрролл,  о необычной судьбе крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой,  о жизни и творчестве Сергея Рахманинова, новый детектив Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены