Город призраков

Дмитрий Гончарук|23 Июля 2010, 11:42| опубликовано в номере №1749, Июль 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Прогулка по несуществующим улицам Москвы

Иллюстрации: Елена Шагиева

Приятно летним вечером бродить по 3650 улицам, переулкам, аллеям и тупикам. Примерно столько насчитывается их в Москве по состоянию на 2010 год. Правда, прогулки эти, они, конечно, для плебеев с пивом. Мы-то с вами, как люди интеллигентные и предпочитающие коньяк «Юбилейный», пойдем гораздо дальше, а именно по улицам, которые вроде бы и существуют в реестре, а домов на них давно нет. Или наоборот: есть улица, есть дом, а на карте ни то ни другое не отмечено. Фантомы, одним словом.

Страховская улица

Александр Иванов учится в Университете геодезии и картографии, а в свободное от занятий время кропотливо восстанавливает историческую справедливость. Используя интернет-проект «Викимапия», он наносит на карту столицы как давно почившие улицы, так и те, что находятся под угрозой ликвидации. Лучшего проводника по улицам-призракам не найти.

Первым делом отправляемся искать Страховскую улицу, что в Черкизово. Село, ставшее теперь районом Москвы, когда‑то было «разлиновано» на небольшие квартальчики по обеим сторонам от Большой Черкизовской улицы. При массовой застройке в советское время их укрупнили настолько, что с карты исчезло две трети названий, а некоторые остались лишь по случайности. Среди них и Страховская. Наречена она так не потому, что кто-то когда-то натерпелся здесь страху или организовал страховую контору, а просто в честь одного из здешних домовладельцев.

На бумажные и электронные карты в поисках лучше не ориентироваться. На первых Страховская вовсе не отмечена, а на других отмечена неверно. Три минуты пешком от метро «Преображенская площадь», и мы возле единственного уцелевшего дома №28 — двухподъездной пятиэтажки из силикатного кирпича. Улица-призрак, по которой он числится, оказалась 130-метровым тупиком внутри двора, упирающимся в монументальную ограду детского сада.

Конечно, мы с Ивановым решили поискать и призрачных жителей, насельников дома №28 по Страховской. Довольно скоро возле второго подъезда обнаружился меланхолический мужчина по имени дядя Слава. Выяснилось, что его семья живет здесь с 1991 года, а неудобство из-за «призрачности» адреса они испытывали только раз — когда покупали мебельный гарнитур. С гордостью отметил он наличие в доме №28 мусоропровода и раздельных санузлов — не то что в панельных хрущевках, окруживших дом на Страховской.

Меланхолия дяди Славы, оказалось, вызвана наличием четверых взрослых детей, и мы уж приготовились выслушать его исповедь, но тут очень кстати из первого подъезда вышла дородная дама, зазывая к обеду окрестных котов.

Мы познакомились. Дама представилась: Нелли Ивановна Нечволодова, дворянка и герольдмейстер. Автор гербов шести московских районов, создатель коллекции платьев «Старая Москва» и владелец прогоревшей фирмы по шитью золотом.

Все это казалось совершенно нормальным, ведь улица-то несуществующая, дом волшебный и все жители тут так или иначе обладают какими‑то сверхъестественными навыками. У одного четверо детей, другая — герольдмейстер.

Тут подоспела и третья жительница по имени Серафима Ивановна, которая живет в доме №28 с первого дня его постройки. Она поведала, что дом строили для себя работники Центрального электромонтажного треста с 1958 по 1960 годы, а улицу Страховскую, на которой он вырос, со всеми ее частными избушками и садами очень скоро сломали. Часть старожилов поселили тут же, но на непрестижных этажах — первом и пятом.

Жидков переулок

От Страховской мы быстрым шагом дотопали до Жидкова переулка, чье неполиткорректное название тоже идет от фамилии домовладельца. Последнее уцелевшее здание №19 / 28 некогда располагалось на перекрестке, похожем, судя по старым картам, на питерские Пять углов. Теперь оно лишено даже таблички с номером и утопает в траве посреди двора из брежневских девятиэтажек. То, что можно назвать останками переулка, — всего 45 шагов.

В толстостенном, дореволюционной постройки доме лазоревого цвета сейчас обретается одно из РЭУ района «Преображенское». Услышав из окон коммунального учреждения гортанную речь на незнакомом языке, мы с Александром поспешили ретироваться — историю дома тут рассказывать было явно некому.

Седьмой проспект

До сих пор в районе Новогиреево на востоке столицы осталось несколько «номерных» проспектов. Раньше было одиннадцать, сейчас — семь. Четвертому повезло стать настоящим проспектом — Свободным. Седьмому вроде бы тоже посчастливилось — он сохранен, но на карте вы его найдете с трудом — сейчас это переулочек длиной 200 метров, по которому не числится ни один дом. Таких «огрызков» на карте Москвы разбросано несколько десятков, эти улицы-призраки числятся в городе лишь формально, и найти их стоит немалых усилий.

Кто из гуляющих по Кусковскому лесопарку догадывается, что сворачивает с 3-й Музейной улицы на Оранжерейный проезд, а с него — на проезд Малого Гая? Когда-то окрестности усадьбы графов Шереметевых их наследники сдали под дачи, в результате возник целый поселок с многочисленными улицами. К Олимпиаде-80 все это добро снесли бульдозеры, так что от былых кварталов не осталось и следа, кроме нескольких подписей на картах и сетки подозрительно широких заасфальтированных дорожек в парке.

Имени Маши Сахаровой

Во время прокладки проспектов в центре города исчезли или сильно укоротились многие улицы и переулки. Самый известный пример — «вставная челюсть Москвы», Новый Арбат. При прокладке проспекта Калинина, как тогда называли трассу, исчезло несколько переулков, Собачья площадка, а Композиторская улица, Большая и Малая Молчановки оказались куцыми и кривыми проездами на задворках небоскребов-«книжек», спроектированных Михаилом Посохиным. Та же история повторилась еще два раза — при пробивке Новокировского и Олимпийского проспектов.

Новокировский теперь носит имя академика Сахарова. Но не весь. Раньше на этом месте пролегала улица Маши Порываевой, бывшая Домниковская. При реконструкции ее должны были вычеркнуть из реестра, но когда огромные здания уже были построены, новое название утвердить не успели, и их приписали к старому названию. Сейчас по недоулице числятся четыре дома: 2-й, 7-й, 11-й и 38-й, они перемежаются со строениями, которые получили номера уже по проспекту академика Сахарова. Ситуация осложняется тем, что адреса по улице-фантому имеют несколько крупных банков.

Еще одна проломная магистраль — Олимпийский проспект. Его прокладка тоже оставила после себя лишь ошметки от прежних улиц — Большой и Малой Екатерининской, Троицкой, Самарской.

Друзья СССР

Есть среди столичного изобилия и «VIP-призраки», так называемые мемориальные названия, данные в честь зарубежных политических деятелей. Чаще всего их именами называли перекрестки престижных магистралей. Так появились площади Джавахарлала Неру, Индиры Ганди, Амилкара Кабрала, Белы Куна, Иосипа Броз Тито, Хо Ши Мина и др.

Как правило, на таких площадях нет своих домов — все отнесены к соседним улицам как раз из-за неудобоваримости названия. А о том, что такой топонимический объект существует, можно узнать по названию автобусной остановки или неприметной табличке на здании.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте  о легендарном краснодарском враче Григории Артемовиче Пенжоняне, о тайнах и загадках «усадьбы-призрака», беседу с балериной Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталией Клейменовой, о жизни писателя, поэта, философа, критика Бориса Николаевича Бугаева, известного под именем Андрей Белый и о многом другом.  



Виджет Архива Смены

в этой теме

Московская кольцевая

Чудеса, которые иногда случаются в московских пробках

Следы желания

Корреспондент «Смены» Дмитрий Ромендик отправился на экскурсию в самый мистический район Москвы

Река спокойствия

Водное путешествие по Москве

в этом номере

Куда ушла вода?

По чьей вине москвичи неделями не видят горячую воду

Моя крепость

Стас Лаурушонис собственноручно восстанавливает древний калининградский форт

В постели с паразитом

Нашествие клопов на Москву