Генетическая инженерия

Анатолий Лепихов| опубликовано в номере №1351, Сентябрь 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Александр Баев, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР, академик-секретарь Отделения биохимии, биофизики и химии физиологически активных соединений АН СССР

– Александр Александрович, биология XX столетия очень не похожа на ту науку о жизни, которая существовала еще несколько десятилетий назад. А в самые последние годы внимание научной общественности привлечено к принципиально новой области биологии – генетической инженерии.

Что же это такое – «генетическая инженерия» и как она начиналась?

– Действительно, нынешняя биология с каждым днем становится все более мощным средством изменения мира для удовлетворения насущных нужд людей.

Самый наглядный пример тому – утверждающаяся новая наука – биотехнология, способная организовать производство, где используются принципы биологических реакций. Уже сегодня ее можно рассматривать как будущего равноправного партнера в могущественном технологическом триумвирате – механическом, химическом и биологическом.

Сейчас уже есть о чем рассказать читателю. Скажем, хорошо известно, что из нефти с помощью дрожжей получают кормовой белок, а используя микроорганизмы, производят ферменты, фармацевтические препараты, витамины. Менее известно, что физиологически активные вещества, имеющиеся в женьшене, раувольфии или снотворном маке, выделяются не только из соответствующих растений, но и из клеток, выращиваемых в искусственных условиях.

Подобные эксперименты ведутся и с животными клетками. Правда, они более прихотливы, их труднее культивировать, но есть все основания надеяться, что и тут скоро будет достигнута эффективная практическая отдача. В частности, намечается изготовлять вакцины и препараты антител, обладающих сильным лечебным действием.

А вот следующей ступенью практической отдачи биологии как раз является то направление, которое сегодня называется генетической инженерией. Здесь исследователь, уже не довольствуясь существующими микроорганизмами и живыми клетками, при составлении «рецепта» нужного продукта создает заранее запрограммированные генетические структуры.

Последнее десятилетие проблемы, связанные с развитием именно этой новой ветви биологии, часто обсуждаются на конгрессах и симпозиумах, на страницах научной печати и в популярных изданиях. Столь пристальный интерес вполне объясним. Ведь с помощью методов генетической инженерии можно вносить новые гены в естественный генный набор того или иного организма или, напротив, избирательно удалять гены из того же набора. А последствия таких действий чрезвычайно значительны – изменение наследственно передаваемых свойств...

– Давайте восстановим хронику событий. Возможные применения достижений генетической инженерии рассматривались в 1973 году на ХШ Международном генетическом конгрессе. Через год в Швейцарии, в Давосе, состоялась специальная конференция, где обсуждались эти же вопросы. А в феврале 1975 года в Азиломаре (США) собрались ученые многих стран, чтобы обсудить конкретные меры, которые могли бы обеспечить безопасность исследований по генетической инженерии...

– Мне думается, что отсчет событий надо начать с более раннего времени. Все, собственно говоря, началось в 1969 году, когда три исследователя из Гарвардского университета – И. Веквит, Дж. Шапиро и Л. Ирон – сообщили о выделении индивидуального гена. Одновременно они предупредили, что это открытие может быть использовано в антигуманных целях. Более того, Дж. Шапиро выступил с заявлением, что он вообще прекращает работу в области генетики, так как не уверен, что успехи этой науки не обернутся против человечества.

В 1972 году заведующий отделом биохимии Стенфордского университета Пол Берг сделал следующий важный шаг – он синтезировал гибридную молекулу ДНК, которая содержала фрагмент фага лямбда и вируса, вызывающего опухоли у некоторых млекопитающих и обезьян. Эту гибридную молекулу ученый первоначально хотел ввести в кишечную палочку – бактерию, обитающую в организме человека. Но после обсуждений с коллегами П. Берг не провел задуманного эксперимента, так как пришел к выводу, что «риск здесь не равен нулю». Правда, несколько позже подобные эксперименты осуществили другие ученые.

Вскоре в США был создан особый комитет во главе с Полом Бергом, обратившийся к ученым всего мира с призывом не переступать определенных границ в своих исследованиях.

Американские ученые писали: «Последние достижения в технике выделения и воссоединения фрагментов ДНК позволяют в настоящее время создавать биологически активные рекомбинантные молекулы ДНК вне организма... Некоторые ученые предлагают применить эту технику для получения рекомбинантных молекул из ДНК вирусного, животного или бактериального происхождения. Хотя такие эксперименты, очевидно, будут способствовать решению важных теоретических и практических проблем биологии, они могут привести также к появлению новых типов инфекционных ДНК, свойства которых нельзя полностью предусмотреть.

Есть серьезные основания считать, что ряд этих рекомбинантных молекул ДНК могут быть биологически опасными. Одна из потенциальных опасностей заключается в том, что в экспериментах участвуют бактерии типа кишечной палочки. Ее штаммы, обычно находящиеся в кишечнике человека, способны обмениваться генетической информацией с другими видами бактерий, болезнетворными для человека. Таким образом, не исключено, что новые элементы ДНК, введенные в кишечные палочки, получат широкое распространение среди животных, бактерий и людей, причем последствия этого непредсказуемы».

Несмотря на столь настораживающее предупреждение, «джинна выпустили из бутылки». Именно на конференции в Азиломаре стал очевиден резкий скачок, который произошел в исследованиях по генетической инженерии с 1969 по 1975 год.

– К какому же мнению пришли ученые, думая о путях предотвращения потенциальных опасностей?

– Прежде всего они констатировали, что в будущем могут возникнуть весьма сложные проблемы при широком применений методов генетической инженерии в промышленности, медицине и сельском хозяйстве. Ведь даже семь лет назад, когда такие исследования затрагивали сравнительно ограниченную область, оценить потенциальные биологические опасности было совсем непросто, ибо новый метод, позволяющий объединять генетическую информацию, исходящую от разных организмов, ставит ученого перед уравнением со многими неизвестными.

И тем не менее при соблюдении соответствующих мер предосторожности работа может и должна быть продолжена. Таково было мнение большинства ученых, собравшихся в Азиломаре.

На конференции была предложена первая классификация мер предосторожности в соответствии с составленной там же шкалой опасности генетических экспериментов. Не вдаваясь в технические детали, скажу следующее.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены

в этом номере

Дунинские проселки

4 февраля 1873 года родился Михаил Михайлович Пришвин