Точка на трассе

Валерий Евсеев| опубликовано в номере №1351, Сентябрь 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Трассой рекордов» называют строительство экспортной газовой магистрали Западная Сибирь – Западная Европа.

«Смена» неоднократно рассказывала о ходе строительства уникального трубопровода. Вместе с ее корреспондентами постоянные читатели побывали на разных участках магистрали. Сегодняшний наш рассказ еще об одной точке на трассе – о селении, имя которого вошло в официальное название трансконтинентального газопровода.

Хотите выиграть пари у самого образованного и эрудированного вашего приятеля? Задайте ему такой вопрос: что такое Помары и где они находятся? И если он, ваш эрудированный приятель, не живет в непосредственной близости от этих самых Помар либо не работает в системе Миннефтегазстроя, то успех в споре вам почти гарантирован. Во всяком случае, лично я, вернувшись из Помар, неоднократно в этом убеждался. Хотя уже больше года звучит это имя в эфире, глядит с газетных и журнальных страниц, вопрос о Помарах – твердый орешек. Расколоть его не помогает даже энциклопедия. А ринувшийся в географический атлас найдет там только небольшой городок Помаран, что на берегу реки Гвадиана, на самой границе Португалии и Испании. С искомым нашего спора он связан лишь тем, что, возможно, в будущем и в Помаран дойдет уренгойский газ, «подталкиваемый» мощными компрессорными установками в Помарах.

Уренгой – Помары – Ужгород. Так официально именуется экспортный газопровод Западная Сибирь – Западная Европа. Почему Уренгой, понятно: там, в приполярной тундре, истоки газовой реки. И с Ужгородом вопросов нет: конечная на советской территории точка строящегося трубопровода. Но почему Помары?

Почему Помары? Потому что это центр трассы. Потому что здесь строится одна из самых мощных компрессорных станций газопровода. Так отвечают компетентные люди. Вот и все. И рассеялся ореол таинственности над неведомым нам до недавней поры словом.

И все же... Центр трассы? Разделим длину газопровода – 4451 километр – пополам. Подсчитали? Помары стоят на 2205-м километре, считая от Уренгоя. И есть более крупные населенные пункты, расположенные поближе к арифметической середине трассы. Так почему же все-таки Помары?

А может быть, было так?

...Шли по земле изыскатели, шагами измеряя километры будущей супертрассы. С востока на запад шли. Не доходя Волги, у речки Илеть услышали незнакомое имя, раскатистое, как рокот далекого моря, загадочное, как шум окрестных лесов. Поговорили в селе со стариками. Многому подивились, и... А, может, и по-другому все получилось.

Вновь не вспыхнет

нам юности зорька –

Что грустить по ушедшим годам?

Но осталась не молодость только

Там в Помарах – душа моя там...

Вижу: озеро вширь распахнулось,

Цвет черемух спадает с ветвей...

Пряным духом весенним пахнуло

Над родною деревней моей.

Это из поэтического сборника Семена Вишневского. «Память» называется сборник.

Но прервем в этом месте лирическую ноту. Заглянем в гости к новоиспеченным жителям этих мест, бойцам ударного комсомольского отряда, приехавшим из Татарии возводить на марийской земле Помарскую компрессорную станцию. Жаль, но так и не смогут, видимо, никогда рассказать о красоте окрестных помарских мест восемь человек из отряда, которые уехали со стройплощадки КС в первый же день. И еще двенадцать человек, ненамного изменившие грустную суть шутки «день приезда, день отъезда – один день». Двадцать «штыков» – ощутимая потеря для отряда из 60 человек. И хотя позже эту брешь заполнили новые добровольцы, поводов для раздумий сам этот факт оставляет, согласитесь, немало. «Людей не выбирали, а набирали», – коротко скажет о причинах случившегося командир отряда Юрий Фомин. Заметим, что в основном покинули стройку шоферы, которым обещали здесь работу по специальности, хотя не так уж, видимо, трудно было Марийскому и Татарскому обкомам комсомола выяснить и согласовать истинные потребности в тех или иных специалистах еще в период формирования отряда. Хочется верить, что урок этот пойдет впрок комсомольским руководителям двух автономных республик, расположенных в самом центре строящегося супергазопровода. А пока посетим другое подразделение строителей газопровода. Неподалеку от села, на стеллажах 1-го участка специализированного управления монтажных работ треста «Татнефтепроводстрой», сваривали плети будущего газопровода. Три трубы – плеть. 30 плетей – километр. Суточный шаг строителей газопровода. Но у сварщиков на стеллажах объем работ измеряется не километрами пройденной трассы, а сваренными швами. 20 километров непрерывного шва – таков объем работ 1-го участка. За его выполнение отвечает вместе с начальником участка человек, чью должность мы привыкли произносить сокращенно, не вдумываясь в первоначально заложенный в нее смысл, – прораб. Производителем работ на этом участке экспортного газопровода Западная Сибирь – Западная Европа был Александр Дмитриевич Филатов.

– Давно ли здесь? – спросил я Александра Дмитриевича.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены

в этом номере

Сотворение души

Автобиографическая проза