Форд в Замоскворечье

Б Галин| опубликовано в номере №73, Март 1927
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Парижская Коммуна»

Дело было в Чехословакии.

У железных, с металлической сеткой, ворот висели плакаты с ярко очерченными буквами: КТО ХОЧЕТ СЕЯТЬ СРЕДИ РАБОЧИХ НЕДОВОЛЬСТВО, ТОМУ НЕ МЕСТО В ЭТОМ ПРЕДПРИЯТИИ! Двери подъезда широко распахнулись перед представителями кожевенной промышленности СССР. Глава повел гостей по светлым, обширным цехам и мастерским обувной фабрики.

Здесь все было необычно: в струнку вытянулись машины разных калибров, перед глазами мелькала лента конвейера. Тагенбаум, один из тех, что были посланы ознакомиться с заграничным производством - директор обувной фабрики «Парижская Коммуна», зорко оглядывал каждую мелочь производства, сравнивая со своим, московским.

Записывать ничего нельзя было, ибо представители компании «Батя», этого чехо-словацкого Форда, гордясь своей постановкой производства, запрещали что-либо заносить в записные книжки. Пришлось напрягать память, вколачивая в нее все то новое, что может и должно быть перенесено отсюда, из местечка Злынь, в Москву, на фабрику в Замоскворечье. И память красного директора не подвела его.

В марте 1926 года Тагенбаум осматривал в качестве гостя чехословацкую обувную фабрику и, вернувшись к себе на Парижскую Коммуну, три долгих месяца раздумывал и рассчитывал, что можно сделать и наших условиях на советской фабрике.

Весенние месяцы прошли в теоретических изысканиях, нащупываний почвы и настроении рабочих.

В августе фабрика пережила производственный переворот.

Попрежнему высятся из кирпичного камня фабричные корпуса, попрежнему в 8 утра и в 5 вечера фабричные гудки дают знать о начале и конце работы. Больше шестисот рабочих и утренний час рассыпаются по мастерским фабрики.

Все так, да не так. В жаркие августовские дин машины под предводительством директора Тагенбаума, фабричного технорука и рабочих, были выстроены в четыре ряда, ниткой машины мужской обуви в один ряд, дамской - другой, детской - третий и сандалий - четвертый.

Революция началась с маленького. Бой расхлябанности и неорганизованности дали в закройном отделении. Раньше, до августа месяца, рабочий, кончая работу, сам ходил получать новую. Отнимало у каждого 30 - 40 минут. Просто дело: ввели сигнальные флажки. И теперь, когда рабочий кончает свою партию закройки, у его стола взвивается красный флажок - сигнал: «кончаю партию, жду новую!» Зеленым флажком рабочий зовет к себе мастера, желтым - требует дополнительный материал. Три флажка, чередуясь между собой, с мили производству 40 часов ежедневно, ибо 40 минут в поисках работы, умноженные на 60 закройщиков, дают ни больше и ни меньше, как 2.400 МИНУТ.

Победа первая. За ней последовала вторая.

В заготовочном организовали 5 бригад мужской обуви, детской, дамской, сандалий и заготовке полотна-подкладки.

Победа третья. Дробление операции. Каждому работнику в заготовочном отделении дали работать одну операцию на машине и весь род работающих машин соединили непрерывно движущейся лентой.

Войдите в мастерскую; сразу бросается в глаза стройная организация труда. Здесь на фабрике все приходится сравнивать с «раньше» и «теперь».

Один и тот же рабочий теперь на 15-20 проц.

повысил производительность своего труда. Революция в производстве освободила для фабрики 30.000 оборотного капитала.

Рабочие не прогадали от новшеств: 60 руб. в месяц до августа и 85 рублей теперь после рационализации производства получает рабочий 6-го разряда.

Из рантового отделения спокойно плывут черные пары ботинок и тут же, не задерживая, их сплавляют по конвейерной ленте в отделочный цех, там их ждет одна из последних операций. В заготовочном прорубили обыкновенную дыру в потолке, устроили желоб и спускают обувь в кладовую затяжной. Движется лента, на ней чернеют ботинки, мелькают руки работниц, зашнуровывающих обувь. Плавно покачиваясь на ленте, уходят ботинки дальше к поджидающей их работнице.

Покорно ложатся ботинки на дно коричневой коробки, захлопывается над ними крышка, туго обвивается шпур и коробка летит к возвышающейся стене уже готовой обуви. Дальше склад, а за ним по торговым каналам, полкам магазинов - к потребителю.

Теперь, конечно, все это легко описывать, а ведь тогда, семь месяцев назад, с каким трудом приходилось вводить каждое нововведение.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены