Фоксотротчики

Федор Малов| опубликовано в номере №126, Май 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Ну и что - ж! - воскликнул Витька. - Нынче фокстротирует весь Ленинград. Месткомы, школы, больницы, научные учреждения - все, все вечера устраивают. Каждый вечер, конечно, фокстротом кончается.

- Мы недавно считали, - проговорил один рабочий в синей рубашке, - так насчитали 76 вечеров в одном нашем районе. И это только за первую половину зимы.

- Черт знает, что пошло, - возмутился Сережкин отец. - Вот тебе и новые формы культработы! Ведь, вечера эти сначала за культработу считали.

- Ну, какая это культработа, - вставил молодой рабочий. - Только от общественных и политических вопросов отвлекают нашего брата!

- У металлистов на вечере, говорят, старухи и те фокстрот танцевали, - сказал Ванька Игнатовский. - Сначала был семейный чай, потом фильмешку какую - то провернули, а затем сдвинули столы, и молодежь до 4 часов прыгала. Комсомолки обучали жен рабочих, и смешно было смотреть на них.

- Это был бесподобный вечер, - задорно отозвался Потравин. - Я был на нем, очень весело время там провел.

- Ты этим только и занимаешься, пустозвон, - сказала мать Сережки. - И нашему вскружил голову.

- А ячейка жалуется на тебя, - сказал Потравину молодой рабочий, - в общественной работе ты не участвуешь.

- Ничего подобного, - горячо возразил Витька, - ко мне не подкопаешься, аккуратней меня во всей ячейке нет.

Рабочий недружелюбно закачал головой. Остальные заговорили, что ребята - фокстротчики расплясались и следует взять их в жесткие рукавицы. Приходится хлопотать чаще со стиркой, глаженьем, деньги уходят на музыку, фрукты и напитки. Ночная усталость сказывается днем на работе, ребята являются на завод вялыми, сонными и изнуренными. Об охлаждении к общественной работе и говорить не приходится. Зачастую клубы пустуют.

В цехе Витька Потравин считается лучшим слесарем. За два года у него не было ни одного прогула, ни одного опоздания на работу, членские взносы аккуратно уплачиваются им по всем общественным и добровольным организациям. Когда завод организует какой - либо «час» сверх рабочего дня, то ячейка видит Потравина в числе самых первых. Вместе со всеми выходит он на каток, участвует в спартакиадах на районном стадионе и катается на месткомовском катере по Неве. Одним словом, его можно встретить на любом веселом собрании, вечере, пикнике, и никто не посмеет упрекнуть его в отлынивании и увертках от организованных массовых развлечений.

И тем не менее, в ячейке говорят о Потравине с явным недоброжелательством.

- Какой он комсомолец, если веселится заодно со всеми, а в повседневную будничную работу заглядывает только по нашей указке.

- Он выполняет задания всегда аккуратно, - защищают его некоторые. - Позади других его не видали пока нигде!

- Правда, он выполняет всегда без всякого отнекивания, но его нужно тыкать носом в каждое дело. А от комсомольца больше требуется.

- Он не секретарь или организатор, с него больше и спрашивать не приходится.

- Это и значит, что он лакированный комсомолец.

- Ничего подобного! Просто он культурный парень, и ему невыносима зеленая скука в нашей работе.

- Если общественная работа для него скучна, значит нужно оживить ее. Над этим и он должен стараться. А ему поручишь - сделает, не поручишь - он и не спросит другой работы.

- Нужно давать поручения постоянно, и как следует его загрузить.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены