Два перевала

Сорокин| опубликовано в номере №228, Август 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Петроград девятнадцатого года - это промерзшие с затопленными подвалами дома, ворота которых наглухо закрываются в девять часов вечера, это пустынные улицы, по которым люди большей частью идут пешком с мешочками в руках или за спиной.

В октябре на Крюковом канале, 12, в городском комитете РКСМ собирается очередное собрание. Мобилизации оставили в районе всего 200 - 300 человек. В здании театра, занятого комсомолом, холодно, ибо нет дров, и неуютно. Роскошные люстры уныло отсвечивают желтыми глазками одиноких лампочек в громадных зеркалах, закрывающих стены коридоров и фойе.

Ответственный организатор Павел Усанов, или попросту Павлушка, строчит на бумаге повестку дня. Она довольно короткая. Первый вопрос - текущий момент, т.е. призывная речь организатора района к стойкости и бодрости, - несколько «теплых» комплиментов по адресу начавшего наступление на Петроград ген. Юденича, напоминание о братьях на Западе, о силе молодой Красной армии и необходимости всем быть готовыми защищать Петроград. Второй вопрос - текущие дела. Это значит: сколько еще нужно отдать в новую мобилизацию. В конце собрания промерзший зал театра оглашается пением «Интернационала» под аккомпанемент плохо настроенного рояля.

В доме № 27 помещался Петербургский комитет Российского коммунистического союза молодежи.

В этот вечер в комитете находились Федор Дребезгов, Исаак Коган (Татарок) и еще несколько «чекистов», т.е. членов ЦК РКСМ.

Из «большого Цека» Петербургского комитета партии, из Петрукрайона - Петроградского укрепленного района - телефонный провод принес телефонограмму, а смольнинский курьер - пакет.

В нем был приказ об объявлении города на осадном положении и о мобилизации всей организации.

Мы собрались в кабинете Когана вчетвером. Коган сидел за столом рядом в кресле, готовя бумагу для протокола Феде Дребезгову, Болдырев расположился на диване.

Обсуждали один вопрос - о мобилизации всего союза.

Первое решение было о роспуске Петербургского комитета и замене его Центральной революционной тройкой. Тут же состряпали первый приказ о мобилизации и создании сводне - боевых отрядов. Решено было немедля известить районы о мобилизации комсомольцев, о создании из них отрядов и групп, передаваемых в распоряжение партии, и о мобилизации всего актива в распоряжение Центральной ревтройки. Из актива на утро должны были быть составлены два отряда.

Распределили роли: Коган - Текущая связь с районами и с ЦК партии, Дребезгов - начальником 1 - го соевого отряда, Сорокин - начальником 2 - го отряда.

Находу перепечатали 1 - й приказ районам и тут же передали его по двум телефонам. Содержание приказа примерно было таково: «Юденич у ворот Питера, организация объявляется мобилизованной, ЦК и райкомы распущенными, взамен их создаются ЦРТ при ЦК и ревтройки в районах».

Приказ передан. Центральная тройка готовит помещение для отряда. Дребезгов договаривается с Авровым, нач. Петрукрайона, о создании отрядов и их вооружении. В наскоро сколоченном штабе намечают комсостав и структуру отряда.

Павел Усанов мобилизовал все силы и усиленно вызванивает народ. Все случайно приходящие ребята тут же мобилизуются и по адресам направляются на розыски других товарищей. В комитете - сутолока. Идут споры о зачислении в отряд. Мальчуганы пионерского возраста, 12 - 13 лет от роду, со слезами на глазах умоляют дать им винтовки. Они предлагают свои услуги в качестве великолепных стрелков и неуловимых разведчиков и наконец соглашаются даже на простую сзязистскую работу, на что угодно, только бы быть там, куда идут все остальные.

В Петрукрайоне после прохода через ряд постов входим в приемную начальника Петрукрайона т. Аврова. Разговоры короткие. Часть комсомольцев должна быть брошена на казарменное положение в крепость. Из Петрукрайона - на Морскую улицу, где помещается штаб.

Враг у ворот города. Раскрытый ЧК заговор белогвардейцев в штабе армии опутал весь город сетью враждебных очагов. Получив очередные ночные пропуска и наряды на патрули, нужно ехать на Гороховую, в ЧК. Там даются указания о необходимости обысков и ликвидации организации бывших скаутов, присвоивших себе громкое наименование ЮКОВ - юных коммунистов.

В темноте на улицах города беспрерывно кипит работа по постройке укрепленных позиций. Среди работающих по постройке деревянных баррикад около адмиралтейства, на Гороховой улице, у Исаакиевского собора, мелькают молодые лица. Моряки устанавливают брони судов на опорных пунктах около мостов на Неве. Жерла трехдюймовок уже выжидательно смотрят из - за баррикад и броневых башен, снятых с кораблей.

По возвращении к себе в отряд нас огорошивает ночная телефонограмма: «Разъезды белых взяли Лигово».

По городу ползут зловещие слухи - шепчут на углах об измене, о том, что сегодня выдали последнюю восьмушку хлеба, о том, что белые уже перерезали Николаевскую дорогу и захватили эвакуируемые из Петрограда ценности и машины, что финны прорвались под Бело - островом и приближаются к Левашову.

Пулково - вот центр, где решалась судьба Красного Петрограда.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Героическая хроника

Литературный монтаж о первых днях комсомола Москвы