Два перевала

Сорокин| опубликовано в номере №228, Август 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Резолюция была отвергнута. Только часть рабочих, как выяснилось после, потомственных пролетариев, и небольшая группа молодежи, главным образом комсомольцев или близко к ним стоящих ребят, согласились стать на работу.

В этот же день я к вечеру получил приказание явиться по предложению ЦК в распоряжение райкома партии.

На улицах появились листки, сообщавшие тревожные вести. В Кронштадте мятеж. Во главе - генерал Козловский.

В комитете партии, на улице Глинки, 4, в ревтройке шла напряженная работа.

Оторг района Кляво - Клявин, посмотрев на бумажку от ЦК о посылке в распоряжение района, коротко отрезал:

- Останешься при ревтройке. С Корковым немедля организуйте агентурный отдел.

Наверху, в маленькой комнате по соседству с расположившимся отрядом коммунистического батальона, состряпали наскоро записку с надписью: «агентурный отдел» и принялись га подготовку «кадров». Звоню в райком комсомола, сообщаю, что прибыл в райком партии и прошу Васю Лукина дать ребят для агентурного отдела.

Нашими функциями были: рассылка патрулей и связь, вылавливание шептунов и контрреволюционеров и выполнение целой кучи других заданий ревтройки, вплоть до арестов и допросов.

Наши комсомольцы старались во - всю.

Вот вбегают двое ребят и сообщают: «В Вознесенской церкви поп произносит погромную речь. Что делать?»

- Как что делать? Изъять его из обращения.

Ребята, не требуя никаких инструкций и указаний, немедленно смываются.

Через некоторое время еще двое парней приводят солидного, добротного, старого петербургского дворника, сохранившегося в полной неприкосновенности, кроме медали за усердие.

Он делает возмущенное лицо и пытается доказать свою невинность. Его уличают ребята, с торжеством вытаскивающие из кармана «Известия» кронштадтского ревкома.

В одно утро, в первых числах марта, в момент решающих боев под Кронштадтом, прибегает Васильевский. Он страшно огорчен и свирепо смотрит на окружающих.

- В чем дело?

Оказывается, парень на рассвете, идя с патрулем, заметил какого - то человека, расклеивавшего какие - то бумажки на стенах. Подойдя к одной из таких бумажек, он увидел, что это Кронштадтские листки мятежников. Бросился в погоню, но незнакомец уже бросился бежать. Васильевский во время бега запнулся и упал. И в это время противник скрылся. Трофеями остались лишь листки, усердно сорванные со стен домов.

Накануне штурма Кронштадта в агентурке произошел целый бунт. В зале райкома был выстроен отряд и из него отбирали группу для отправки под Кронштадт. Остальные должны были отправиться вечером со следующей партией. Ребята - комсомольцы из агентурного - заявили категорически, что они едут все. Тщетно председатель ревтройки Кляво - Клявин убеждал их подчиниться дисциплине. Они уперлись на своем. И только резкий и решительный приказ подчиниться партийной дисциплине на время успокоил возмущенных ребят, считавших, что «их обходят, им не доверяют», не хотят послать под Кронштадт.

А через час они уже, горько сетуя на свою судьбу, расходились в патрули по району, с завистью прощаясь с уезжающими товарищами.

Контрреволюционный мятеж был вскоре подавлен.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте  об истории создания знаменитой картины Серова  «Девочка с персиками», о «великиом «будетлянине» Велимире Хлебникове, о мало кому известной поездке в Россию Чарльза Лютвиджа Доджсона,  больше знакомого нам как  Льюис Кэрролл,  о необычной судьбе крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой,  о жизни и творчестве Сергея Рахманинова, новый детектив Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены