Память бессмертна

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1154, Июнь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Это были дни, когда вся наша страна от мала до велика, все благодарное человечество славили юбилей великого подвига советского народа-победителя. Это были дни, когда с особенной гордостью бывшие фронтовики доставали из заветных мест потертые, вылинявшие кителя и гимнастерки с привинченными орденами и выходили в них на улицы. Когда никого не удивляло, что начальник цеха «Трехгорки» или директор стройтреста расхаживали со старшинскими погонами на плечах и чаще, чем обычно, употребляли в общении слова из традиционного армейского лексикона: «есть», «так точно», «никак нет». Это были дни, когда все люди земли склоняли головы перед памятью павших в борьбе с фашизмом. Когда седые ветераны 24-го гаубичного или 311-й стрелковой поднимали бокал и говорили «За Петра» или «За Василия». И никому из них не надо было вспоминать, кто такие Василий и Петр... Потому что они остались в 41-м под Ельней или в 43-м под Белгородом, подвигом своим завещав товарищам сражаться, как они, завещав им жить после Победы достойно.

Миллионы и миллионы людей в Европе и Азии, Америке и Африке отмечали 30-летие подвига советских людей. Потому что подвиг этот был интернационален. Потому что, победив фашизм, воины нашей страны и стран антигитлеровской коалиции избавили от рабства и унижения десятки народов всех континентов. Есть ли мера, способная вместить благодарность живых павшим? Способная измерить трудности и потери, через которые прошли тридцать лет назад советские люди, вынесшие на своих плечах основную тяжесть борьбы с фашизмом? Нет такой меры. Поэтому, как бесценная реликвия, как символ памяти погибших, дорог нам мир, завоеванный столь огромной ценой, дороги покой наших матерей и свободный труд, ясное небо и зеленые нивы бескрайней земли нашей. Советской земли. Дорога воинская дружба, скрепленная на берегах Эльбы, в совместных боях с врагом в партизанском тылу Югославии и Чехословакии, Польши и Венгрии, Франции и Болгарии.

В те майские дни с особой остротой чувствовалась неразрывность времен, идейная, духовная связь поколений, нынешнего и прошедшего войну. Сыновья и дочери тех, кто победил в 45-м, рапортовали Родине о новых трудовых победах, свершенных ими в.ознаменование юбилея, в память отцовского подвига. Тысячи комсомольских бригад, включивших в списки своих коллективов павших героев, докладывали Центральному Комитету комсомола о перевыполненных рабочих нормах. Молодые рабочие, инженеры, колхозники, студенты делом доказывали свое право на преемственность боевой и трудовой славы старшего поколения.

Вот далеко не полная хроника тех дней.

6 мая. С утра Волоколамское шоссе было забито до отказа. Десятки, сотни автобусов и машин двигались к разъезду Дубосеково. На перекрестках им указывали путь девушки в гимнастерках и пилотках, так, как это было в те годы. Только вдоль шоссе не зияли воронки и не путалось под колесами военное железо и всякий брошенный впопыхах хлам, а мирно зеленели поля и пахло сочной весенней травой. У разъезда седые ветераны и молодежь, пионеры и воины выходили из машин и шли дальше пешком. Шли по священной земле подвига, где осенью 1941 года насмерть стояли 28 героев-панфиловцев во главе с политруком Василием Клочковым.

Теперь там в величественном молчании встали фигуры воинов, вырубленные из камня. Они словно олицетворили несокрушимость воли и духа советских солдат, грудью заслонивших столицу.

Были еще сотни торжеств во всех городах, поселках, селах нашей страны, на которых чествовали героев войны, открывали обелиски и памятники, славили величие подвига советского народа на фронте и в тылу. Бывшие воины-освободители были желанными и почетными гостями не только на праздничных заседаниях, слетах, митингах у нас в стране, делегации советских ветеранов в те дни радостно встречали в Польше и Чехословакии, ГДР и Венгрии, Румынии и Болгарии, везде, где, освобождая братские народы от гитлеровской чумы, проливали кровь советские солдаты. Вот что рассказала бывший начальник радиостанции командующего 1-й Польской Армией лейтенант запаса Тайна Ивановна Филиппова, только что вернувшаяся из Польши, куда она ездила с группой ветеранов войны: «Мы сошли с поезда в Бресте и шли через границу пешком. Поляки встретили нас хлебом-солью и буквально засыпали цветами. Так было потом в каждом городе, куда мы приезжали. Всё, как тридцать лет назад, когда мы освобождали польские земли от оккупантов, – слезы радости, объятия, цветы, хлебосольство. Люди были те же, чувства тоже, неузнаваема стала лишь сама Польша. Я помнила ее в руинах, выжженные села, разграбленные музеи, лагеря смерти, горе миллионов людей, потерявших кров и близких. И вот на месте пепелищ мы увидели многоэтажные белые города, заводы, дворцы культуры, детские сады. Мы узнали о грандиозных планах на будущее. И не скрою, мы гордились тем, что в сегодняшних успехах польского народа тридцать лет назад заложили основы ратным подвигом мы, солдаты-освободители».

8 мая в Кремлевском Дворце съездов состоялось торжественное собрание, посвященное 30-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Радио и телевидение транслировали передачу из Дворца съездов по всем каналам нашей страны и на страны социалистического содружества, на следующий день все газеты вышли с подробной информацией об этом историческом форуме победителей. И все-таки еще раз хочется сказать о той необычной торжественности, царившей в зале, где собрались ветераны великого сражения длиной в 1 418 дней, Герои Советского Союза, герои военного тыла, полные кавалеры орденов Славы, прославленные военачальники, представители всех союзных республик, воины Советской Армии и Военно-Морского Флота, почетные гости нашей страны. Хочется еще раз напомнить замечательные слова Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева о героизме советского народа на фронте и в тылу, о солдатском подвиге тех, кто в суровой схватке вынес невиданные тяготы и лишения и с честью вышел из беспримерного испытания победителем, о тех, кто остался на полях сражений, кровью вписав свое имя в летопись народного подвига.

«Тяжелым был путь к Победе. Многих потеряли мы на этом пути. И сегодня мы прежде всего думаем о тех, кто не вернулся с фронта, кто погиб, защищая землю своих отцов, родину социализма.

Время отдаляет от нас военные годы, позволяет глубже и полнее оценить бессмертный подвиг воинов, принявших смерть во имя жизни, во имя свободы, независимости и чести любимой Родины, во имя социализма. Они были и будут с нами – в наших сердцах и в наших делах».

Историческим наказом старшего поколения поколению молодому, заветом победителей, всех, кто участвовал в разгроме врага тридцать лет назад, прозвучали слова Леонида Ильича Брежнева, обращенные к советской молодежи: «Дорогие наши юноши и девушки, помните: молодое поколение 40-х годов на своих плечах вынесло основную тяжесть боев Отечественной войны. Ваша жизнь и работа должны быть достойными примера отцов. Партия и народ верят вам и надеются на вас!»

8 ответ на эти замечательные слова представители многомиллионного отряда советской молодежи в заключение своего торжественного рапорта с трибуны Дворца съездов произнесли: «В знаменательный день тридцатилетия Великой Победы Ленинский комсомол, молодое поколение Страны Советов торжественно присягают на верность делу Ленина, делу коммунизма!

Клянемся тебе, родная партия, всегда и во всем быть твоим боевым помощником, надежным резервом, ударным отрядом строителей коммунизма! Клянемся!»

9 мая – день, с которого начался отсчет мирных весен. День, который история выбрала днем величайшего всенародного триумфа. И памяти. О тех, кто не вернулся с войны домой, о боевом товариществе, о длинных, трудных солдатских дорогах, о колоссальном напряжении тружеников тыла, о партизанских кострах и еще об очень многом, что входило в многомерное понятие войны. И потому что это был день памяти, я пришел утром в сквер у Большого театра. Так уж сложилось, что бывшие фронтовики определили это место для своих традиционных встреч. Чтобы, собравшись там, идти потом с цветами к могиле Неизвестного солдата и просто погулять по Москве, вспомнить, как они воевали и дружили, вспомнить товарищей, которых сейчас нет среди них.

Пришел в сквер я рано, думал, буду одним из первых, но ошибся: там уже было довольно много народу, не только ветеранов, которых легко отличить по орденским планкам, но и молодежи. И почему-то так случилось, что первым делом на глаза мне попалась небольшая, ровно исписанная табличка с такими вот словами: «372-й гвардейский Петраковский орденов Александра Невского, Богдана Хмельницкого самоходно-артиллерийский полк. Москва – Берлин – Прага. Пока мы живы – ищем однополчан. Командир полка Иванов С. М. Москва, 173-63-35». Держал ее в руках седой, коренастый человек в форме железнодорожника. Дело в том, что и эту табличку и его я видел здесь же вчера днем, но не заговорил с ним, потому что человек этот выглядел каким-то настороженным, чувствовалось, что он нервничает, кого-то выискивает среди прохожих.

Познакомились. Андрей Федорович Налетов приехал специально повидать своих, по военной профессии наводчик, по мирной – весовщик станции Беково, что под Пензой. Сначала воевал на «тридцатьчетверке», потом пересел на «СУ-85». Хлебнул фронтового лиха по самое горло, горел, был ранен, выбивался из окружения. В двухдневном бою под Шренбергом самолично уничтожил семь гитлеровских тяжелых танков, за что носит на груди солдатскую Славу. Сразу после штурма Берлина полк был брошен на Прагу. В последних боях войны потерял Налетов многих испытанных товарищей.

Спросил, почему он один.

– Разбросало после войны кого куда. Но все равно встречались, переписывались, в гости друг к другу ездили. С каждым годом все меньше нас становилось, время, знаете ли, заботы, болезни. Правда, мы вот крепко друг друга держимся: Иванов, мой командир экипажа Зусмановский, я, еще несколько товарищей. Они меня и попросили здесь подежурить, вдруг еще кто-нибудь из наших найдется. Да вот что-то не находится...

Ветеранам 120-й танковой бригады повезло больше. Собрались в Москве почти в полном составе да еще с семьями. Веселые, счастливые от встречи друг с другом, гордые тем, что пронесли свое товарищество через три с лишним десятилетия, товарищество, проверенное в боях под Витебском и Оршей, Минском и Вильнюсом, Каунасом и Кенигсбергом. Николай Сергеевич Мамыкин, начальник разведки бригады, ныне старший инженер института в Одессе, представляет однополчан: Сергей Зверев, капитан запаса, москвич, Алексей Лукьяненко, «старлей» в прошлом, сейчас знаменитый прокатчик в городе Темиртау, Александр Маркелов, тоже «старлей», боевой офицер, в мирное время главный бухгалтер, Николай Соколов, старшина, теперь ответственный работник союзного министерства. Они просят записать их бригаду, так сказать, по имени-отчеству. Пишу: «120-я Отдельная Оршанская Краснознаменная танковая ордена Кутузова бригада».

Здесь были представители всех родов и видов войск: пехота, танкисты, летчики, саперы, артиллеристы, морские пехотинцы, военные моряки, понтонеры. И даже, например, такие, цитирую название полностью: «Отдельный мотоциклетный Варшаво-Берлинский гвардейский краснознаменный орденов Суворова и Кутузова полк разведки и преследования». Транспарант с этой надписью держит на плече Владимир Семенович Галкин, а подменяет его время от времени Юрий Петрович Трушин, оба в военном прошлом мотоциклисты. Рассказали, что их полк придавался частям, идущим на прорыв, и входило в его задачу гнать отступающего врага до последней возможности, не давая ему закрепиться на новых рубежах. Так и гнали они его от Днепропетровска до Берлина, теряя в боях товарищей, добывая военную славу, первыми неся освобождение оккупированным гитлеровцами землям. Сейчас Галкин работает шофером на дальних рейсах, Трушин – главным инженером объединения «Агроприбор». Ждали они других своих товарищей. И думаю, дождались, потому что скоро я уже не находил взглядом их транспарант.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены