Игра + фантазия = творчество

Ксения Васильева| опубликовано в номере №1154, Июнь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Возрастной ценз нашего потребителя? С одиннадцати до пятидесяти. И) не улыбайтесь. Я не шучу.

Так ответил мне Юрий Николаевич Маркевич, мастер спорта по авиамоделизму, инженер-механик по профессии, заведующий отделом технического моделирования Дома технического творчества.

И действительно, игрушки, над созданием которых трудится отдел, настолько серьезны, интересны и многосложны, что их уже и игрушками-то неловко назвать. Это модели-копии отечественных самолетов, автомашин, лодок, яхт. Их конструирование, сборка, запуск – модели-то действующие! – игра, которая привлекает не только ребенка, но и «дядю» вполне солидного возраста.

– Вот что запишите обязательно, – сказал он. – Все ведущие авиаконструкторы были моделистами-любителями, и их заместители, и ведущие руководители отделов. К нам на запуски приходят генеральные директора предприятий, инженеры, научные работники. И вы бы посмотрели, как они катают наши катера, автомобили, самолеты на дизелях.»

Но это было уже к концу нашего долгого с Юрием Николаевичем разговора. А вначале, прежде чем идти в Дом технического творчества, я посетила Дом игрушки, который расположен рядом, в том же квартале Кутузовского проспекта. Обширный зал отдан технической игрушке. Я поинтересовалась: есть ли в продаже сборные модели автомобиля, самолета, катера? Мне предложили сборный макет самолета... из картона.

– Того, о чем вы спрашиваете, – сказали мне, – у нас почти никогда не бывает.

Так в чем же дело и, как говорится, кто виноват?

Элегантный, со стенками-полками и шкафами кабинет Юрия Николаевича уставлен блестящими новенькими моделями-копиями, дизель-моторчиками и моторами, увешан дипломами и грамотами. Над этими моделями-конструкторами трудится коллектив в 25 человек, где 80 процентов – бывшие или действующие спортсмены, имеющие отношение к техническим видам спорта, есть инженеры-дизайнеры, есть конструкторы и художники. И все они истинные энтузиасты, фанатики своего дела, и, если начинать разбираться во всем...

– Предыстория наша такова. В 1967 году мы, несколько человек, после окончания института создали вот этот отдел технической игрушки, технических движущихся моделей. Задача отдела – создание моделей для массового производства. Зачем? Ну это, наверное, ясно, – для развития творческого начала в подростке, четкого технического мышления, трудолюбия, любознательности.

Мы часто любим говорить, с умилением глядя на сегодняшних мальчишек: будущий инженер, будущий изобретатель, будущий ученый. А что делаем мы сами, чтобы эта надежда – «будущий» – стала впоследствии вполне реальной, осуществленной? В какие игры играл мальчишка Туполев? Тогда не было даже отделов технической игрушки, призванных будить мысль у завтрашних Туполевых. Тогда взлетал в воздух под восторженные крики «ура!» коробчатый змей, собранный и склеенный из подручного материала, найденного во дворе, или старый велосипед обретал поплавки и лопасти, превращаясь .в амфибию.

– Время научно-технической революции не может не вмешаться и в воспитание будущих конструкторов, – говорит Маркевич. – Научно-техническое творчество молодежи стало поистине массовым явлением. Новаторство, изобретательство, возможность творить привлекают молодежь в производство, в науку. А учить ребенка творить, если хотите – учить правильно технически мыслить должны мы, взрослые. В конце концов конструкторы нашего отдела дают мальчишке тот самый подручным мы три ал, на поиски которого некогда уходило столько времени. И не просто материал, а набор деталей, которые позволят не только собрать модель, но и понять, как устроен ее аналог. Такое детское творчество (именно творчество, хотя и ведомое теми, иго придумал модель...) поможет юному конструктору найти себя, научиться читать чертежи, видеть в плоеном рисунке объемную модель, а за моделью – настоящий самолет, катер или автомобиль. Н тогда наши заводы, конструкторские бюро, вузы получат людей, умеющих мыслить технически, это особый род мышления, которое и двигает научно-технический прогресс.

Мы говорим о научно-техническом творчестве молодежи как об одном из слагаемых НТР, а оно не возникает на пустом месте. Вряд ли станет настоящим ученым парень, не испытавший себя в школьном химическом или физическом кабинете. Вряд ли станет рационализатором человек, не строивший в детстве самолет, а то и ракету. Цель отдела технического творчества – помочь нашим мальчишкам избавиться от неизбежной кустарщины в детском творчестве, осмыслить его, наполнить реальным содержанием. Именно реальным, ибо модели, созданные в бюро, реальны: самолет, катер, яхта.

– Как же вы привлекаете школьников к техническому творчеству?

– На первом этапе мы даем начинающему, ничего еще не смыслящему в моделизме подростку готовый самолет, катер, автомобиль, но это не просто игрушки, какие возят на веревочке малыши. Это копни самолетов, имеющих, скажем, историческое или гражданское значение, копии быстроходных катеров и автомобилей. Такие модели-копии мальчишка может не только рассмотреть, но и сам запустить. И вот тогда он испытывает чувство восторга, чувство, похожее на ощущение настоящих автомобилистов-спортсменов, авиамоделистов-конструкторов. Но он еще не конструктор. Он еще «гоняет» чужую модель. И ему, конечно же, захочется построить, создать что-то подобное самому. Начинается этап созидания, работы творческой мысли. И вот тут-то мы предлагаем ему тот ню самолет, но только в деталях для сбора.

Я беру в руки красивую картонную коробку с целлофановым окном и сквозь него вижу прикрепленные к днищу серебристые детали самолета. Не может быть, чтобы мальчишке не захотелось самому собрать самолет из этих деталей, самолет, более сложный, чем тот, который он запускал!

Так приходит творчество: от простейшего управления движением – к сборному конструктору, к добавлению «своих» деталей, к пробному изменению модели, наконец, к собственной модели.

– Вот исходя из подобной теории мы и строим нашу работу, – говорит Юрий Николаевич.

– Можно мне прийти на испытания модели?

– Можно... – не сразу откликнулся Маркевич. – Не обижайтесь, но вам вряд ли станет с первого раза понятно, что такое запуск, что такое наши испытания. Потому что вы не были с этой моделью с самого начала, с замысла конструктора-дизайнера, «разработчика», как мы говорим, ну хотя бы Саши Захарова, и потом не видели хода работ, не слышали долгих споров... Вы не увидите на запуске никаких особых эмоций – внешне вроде спокойно все. А внутри – напряжение, ожидание, тревога, предвкушение огромной радости...

Ведь чем прекрасен, именно прекрасен моделизм? Тем, что вся модель от начала до конца сделана твоими руками, ты видишь конкретный, осязаемый, цельный результат своего труда.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены