Декабристы гвардейского экипажа

Александр Шешин| опубликовано в номере №1330, Сентябрь 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Несколько лет назад историк Л. Б. Шешин обнаружил новые материалы о декабристском обществе, созданном офицерами Гвардейского экипажи. Его научная статья на эту тему была опубликована в 1975 году в 96-м томе «Исторических записок». В предисловии к этому сборнику академик М. В. Нечкина писала: «Статья Л. Б. Шешина «Декабристское общество в Гвардейском морском экипаже» содержит существенный вывод: сравнительно задолго до восстания (в 1824 г.) в Гвардейском морском экипаже, в те годы особенно радикально и решительно настроенном, образовалось самостоятельное тайное общество, совпадавшее по идеологии с декабристским... Вывод автора совершенно правилен и хорошо обоснован документально... Оказалось, что это был уже не первый случай, когда документы подтвердили: основные декабристские общества вбирали в свой состав и другие тайные революционные общества, образовавшиеся самостоятельно... Статья А. Б. Шешина – любопытный и ценный вклад в историю Северного общества и восстания 14 декабря».

Читателям «Смены» предлагается вариант этой статьи, написанный специально для нашего журнала.

14 декабря 1825 года на площадь перед зданием Сената вместе с солдатами Московского и Гренадерского полков вышли моряки Гвардейского флотского экипажа.

О декабристах написано несколько тысяч книг и статей, и все же история первого русского революционного движения хранит еще немало тайн и загадок. Одной из таких загадок была чрезвычайно быстрая – всего за несколько дней перед восстанием – подготовка к выступлению Гвардейского экипажа, на который до декабря 1825 года Северное общество не имело влияния.

Среди офицеров Измайловского, Финляндского, Кавалергардского, Московского и Гренадерского полков было немало членов Северного общества; эти полки и должны были составить основные силы восставших. Но Измайловский, Финляндский и Кавалергардский полки не удалось вовлечь в восстание. А из гвардейских моряков в Северное общество вступил лишь лейтенант Антон Арбузов – да и то за несколько дней до восстания. Между тем экипаж оказался лучше подготовленным к выступлению, чем другие гвардейские полки. В чем же причина этого? Лишь недавно удалось установить, что задолго до восстания в Гвардейском экипаже возникло самостоятельное декабристское общество.

Экипаж прославился в сухопутных боевых действиях 1812 года и получил воинскую награду – Георгиевское знамя. Служившие в нем моряки участвовали в смотрах, парадах, караулах, назначались на придворные яхты и суда, на которых плавали члены императорской фамилии.

...В 1820 году в Гвардейский флотский экипаж был определен восемнадцатилетний Александр Беляев. только что окончивший Морской кадетский корпус. Через три года туда же перевели и его младшего брата Петра.

Беляевы с ранних лет были воспитаны в патриотическом духе: еще во время войны 1812 года девятилетний Александр и его семилетний брат Петр «думали при появлении французов сражаться до последней капли крови». С детства братьям запомнились ужасающие картины рабства крестьян. А в Гвардейском экипаже их возмущали издевательства над матросами, грубая строевая муштра. зачастую заменявшая обучение морскому делу. Беляевы читали исторические книги, сочинения просветителей, изучали иностранные конституции и, взрослея, все больше осознавали бесправие русского народа. Скоро они пришли к мысли, что за счастье родины нужно бороться. «Я всегда желал истинного... блага моему отечеству, в жертву которому я готов принести все, что имею, и самую мою жизнь», – писал позднее Петр Беляев. «Мечты о свободе, о золотом веке, который она принесет с собою, уже наполняли мою голову – вспоминал Александр о своем состоянии в начале 1820-х годов.

В Гвардейском экипаже Александр скоро нашел единомышленника. Это был лейтенант Антон Арбузов. служивший там с 1819 года.

Братья Беляевы были еще совсем молоды. Антон Арбузов старше их и опытней. Но и Антон Арбузов тоже увлекался свободолюбивыми идеями. Это был решительный человек, и он не только мечтал, но и намеревался осуществить свои мечты. Все свободное время друзья проводили за чтением исторических книг. Они -в мечтах переносились в древние республики, надеялись и в России ввести республиканское правление.

В период между летними плаваниями.1823 и 1824 годов Беляевы с несколькими офицерами Гвардейского экипажа поселились на Фонтанке у Калинкина моста. Они сняли квартиру из двух отделений: в одном поместились братья Беляевы и мичман Василий Дивов, а в другом – тоже братья: мичман

Михаил Бодиско и лейтенант Борис Бодиско. Сюда часто заходил и лейтенант Антон Арбузов. Он-то и предложил своему другу и единомышленнику Александру Беляеву основать тайное политическое общество. Чтобы избежать подозрений, Антон и Александр первое время старались не беседовать в присутствии других офицеров. Обсуждая свои планы, они обычно прогуливались по набережной Фонтанки. Говорили об «исправлении нравов», «утверждении дружбы и согласия», защите «невинных и страждущих» и помощи ближним. К политическим и социальным отношениям молодые офицеры хотели приложить нравственные. Утверждение нравственности и просвещения считалось основой перемены политического и социального строя.

Однажды вечером на своей квартире Антон Арбузов с Александром Беляевым при свете свечей составляли на листах плотной синей бумаги «статуты» из нескольких пунктов, определявшие цель и деятельность тайной организации. «Свобода в обществе и равенство да будут нашим уделом», – гласил первый параграф устава. Общество должно было состоять из людей, «твердых в нравственности». Таких людей они намеревались подбирать прежде всего из офицеров Гвардейского экипажа «медленно и с чрезвычайной осторожностью», после нескольких испытаний. «Статуты» предусматривали смертную казнь для тех, кто, войдя в общество, изменит ему. Точная дата возникновения самостоятельного декабристского общества в Гвардейском флотском экипаже неизвестна. Мы знаем лишь, что это произошло в период между летними плаваниями Гвардейского экипажа 1823 и 1824 годов.

После долгих раздумий в тайное общество приняли Петра Беляева; затем к вступлению стали готовить друга и соседа Беляевых мичмана Василия Дивова.

Скоро в среде гвардейцев-моряков образовалась довольно сплоченная группа революционно настроенных офицеров, не имевшая никаких связей с Северным обществом. Ядро организации составляли Арбузов, братья Беляевы и Дивов. Под их влиянием находились братья Бодиско, Пшейер, Тыртов, Акулов, Мусин-Пушкин и некоторые другие. К декабрю 1825 года молодыми офицерами всецело овладело «желание введения в России свободы и республиканского правления».

Основатели общества гвардейцев-моряков вели агитацию и в среде матросов экипажа.

– Да ведь как это делаешь? – объяснял позднее Петр Беляев. – Например, идешь возле них, ну и говоришь так, чтобы они слышали, а они сами уж там толкуют.

По вечерам офицеры экипажа собирались на квартире Беляевых и обсуждали конкретные планы государственного переворота. Независимо от Северного общества они пришли к мысли во время восстания оказать давление на Сенат, говорили о способах привлечь народ на свою сторону, об аресте императора, когда тот посетит флот, и даже об «истреблении» всей царской семьи, чтобы установить республику и предотвратить возможность гражданской войны.

Незадолго до декабря 1825 года Николай Бестужев встретил Антона Арбузова в Адмиралтействе и заговорил с ним о Северном обществе. Оба были осторожны, и разговор велся намеками и иносказаниями. Бот несколько диалогов, восстановленных по документам тех лет.

– Есть связь, струны протянуты... звенья цепи... – говорил Николай Бестужев.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о судьбе и приключениях блестящей княгини Екатерины Скавронской-Багратион, о жизни и творчестве великого Виктора Гюго, интереснейшее  повествование о подмосковной усадьбе Михалково, материал «Поэт-романтик Николай Гумилев»,  беседу   с молодым и очень ярким артистом Театра Романа Виктюка Иваном Ивановичем,  остросюжетную повесть Иосифа Гольмана «Пассажир сошел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Доверьте мне…

С первым секретарем Мытищинского горкома комсомола, делегатом XIX съезда ВЛКСМ Владимиром Демешканом беседует специальный корреспондент «Смены»