Далекая, но близкая

Г Арцишевская| опубликовано в номере №814, апрель 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я была на репетиции в Доме культуры имени Ленина, когда меня отозвал в сторону наш секретарь парткома и сказал, что мне предлагают в составе делегации советской молодежи лететь на Кубу... Честно говоря, я растерялась. Мне, правда, приходилось бывать в больших командировках, обмениваться своим опытом с прядильщицами других городов, но ведь тут Куба! Куба, о которой все мы столько слышали и читали, к событиям на которой приковано внимание миллионов людей!... Другой народ, обычаи... Словом, было от чего разволноваться.

И вот уже позади Атлантический океан, Канада, Мексика. В самолете нас, советских граждан, семеро: первый секретарь ЦК ВЛКСМ Сергей Павлов, главный редактор « Комсомольской правды» Юрий Воронов, первый секретарь ЦК комсомола Узбекистана Мирзалим Ибрагимов, знатный свинарь с Украины Леонтий Лукашевский, переводчики Рудольф Шляпников, Кира Фивенская и я. Машина идет на посадку, останавливается. Распахивается дверь - и в кабину врывается теплый, влажный воздух, шум тысяч голосов, музыка. Пассажиры в самолете пропускают нас вперед, и мы на земле Кубы...

В первую же минуту нас заваливают цветами. Вокруг смеющиеся молодые лица, крепкие загорелые руки. Большинство парней и девушек в гимнастерках, почти у всех оружие. Оно ни на секунду не дает забыть о тем, в каком положении находится эта маленькая мужественная страна. Кто-то хлопает по плечу Шляпникова: « Как дела, товарищ?» Это старый знакомый Рудольфа по VI Всемирному фестивалю молодежи, Джоэль Доменеч. Теперь он - член руководства Ассоциации молодых повстанцев (так называется молодежная организация Кубы). Как и у всех, у него за плечами автомат, на поясе пистолет... В суматохе мы пишем автографы, пожимаем десятки рук. Ибрагимова сразу же принимают за кубинца и даже пытаются посадить в другую машину, объясняя, что первая - только для советской делегации... Наконец машины трогаются. Прямо с аэродрома мы едем в Дом молодых повстанцев. В Москве в это время готовились встречать Новый год, а здесь, в Гаване, цветут деревья. На улицах большое движение машин. Но даже на первый взгляд в облике города чувствуется суровая собранность...

Так началось наше знакомство с Кубой.

С первого же дня - встречи, беседы, разговоры. В Доме молодых повстанцев, в Институте дружбы народов, в редакциях газет... Горячие, взволнованные рассказы и - вопросы, вопросы... Как работает советская молодежь? Платят ли за учебу в советских школах? Как организован наш комсомол? Какими правами пользуются у нас женщины? И повсюду мы слышали слова «Виван русос!», «Вива комсомол!».

День на Пласа Сивика

Новый год Куба праздновала вместе с годовщиной своей революции. В 11 часов утра 2 января в Гаване, на Гражданской площади, украшенной флагами и лозунгами, начался военный парад. Через площадь двигались части повстанческой армии: пехота, артиллерия, танки. За ними до самого вечера шли отряды крестьянской и рабочей милиции, вооруженная молодежь, ребята по 16-18 лет, шли, сжимая винтовки, девушки, - шла юная Куба, взявшая в руки оружие, чтобы защитить свою свободу. С восторгом приветствовали кубинцы каждый новый отряд. Сотни тысяч людей скандировали: «Веноеремос!» - «Победим!».

На параде было много иностранных гостей, в том числе несколько сот американцев, приехавших специально к этому дню. Рядом с нами сидела средних лет женщина из Нью-Йорка.

- Какая замечательная страна, какой замечательный народ! - повторяла она буквально со слезами. - Вы не судите одинаково обо всех, - обратилась она к нам, - американцы ведь бывают разные...

Да, американцы бывают разные и ведут себя тоже по-разному; на площади в лучах прожекторов появилась машина с обломками американской ракеты. Что тут началось! Свист, шум, возгласы: «Куба - да! Янки - нет!», «Паредон!» - «К стенке!». Мы думали, что эту машину просто сметут...

После парада должен был говорить Фидель Кастро, но целых полчаса он не мог начать: ни на минуту не затихали овации, крики: «Фидель!» , «С Фиделем победим!». Оркестр начинал играть кубинский национальный гимн, народ тут же подхватывал его и хором пел до конца. Прекращалось пение, и снова овации... Едва Фидель Кастро стал выступать, как пошел дождь. Тогда Кастро предложил перенести речь, но сотни тысяч гаванцев, заполнивших площадь, не хотели и слышать об этом. «Давай, Фидель! Давай!» - неслось над толпой.

Премьер-министр молодой республики говорил о задачах революции, о решимости народа бороться до конца, о бдительности. « Куба не отдаст свои завоевания!...»

«Пришлите Макаренко!»

Через несколько дней мы посетили лагерь « Кладомира» недалеко от Гаваны. На большой красивой территории бывшего поместья живут девочки и девушки от 12 до 18 лет - дети самых бедных родителей, сироты, те, кого режим Батисты лишил семьи, выгнал на улицу. Пока в лагере несколько сот девушек, но рассчитан он на 10 тысяч; с помощью молодых повстанцев здесь строятся дома, фермы, спортивные площадки, больница, кинотеатр. Девушки учатся, занимаются физкультурой и в зависимости от желания и способностей получают необходимые трудовые навыки в различных говорили о том, что хорошо бы жить и работать в лагере вместе с советскими девушками, учиться у них русскому языку.

Однажды, еще до поездки в этот лагерь, к нам в гостиницу пришла маленькая гостья. У нее были огромные красивые глаза, иссиня-черные волосы и, как на взрослых, темно-зеленая гимнастерка с синей юбкой. Линде (Линда по-испански значит «прекрасная») 12 лет. Но вместе со старшими девушками и матерью она участвовала в походах, делая по тридцать с лишним километров в день.

- Тяжело? Нет, - ответила нам Линда, - я знаю, что это нужно для Родины, - Фидель сказал...

Мы с ней быстро подружились, много рассказывали о нашей стране, о школах, пионерских лагерях. « Приезжай к нам, тебя встретят наши пионеры», - сказал как-то один из нас. Линда часто заходила к нам в Гаване, а теперь мы ее встретили в лагере, и она не покидала нас ни на миобластях: в медицине, сельском хозяйстве, кулинарии, швейном деле...

Когда мы приехали, большая группа девушек сидела у проигрывателя; у нас были с собой пластинки с советскими песнями, и скоро весь лагерь, затаив дыхание, слушал наши молодежные песни... Потом мы все вместе обедали под открытым небом и спрашивали друг друга обо всем, что нас волновало. Говорили девушки, говорил приехавший с нами Джоэль Иглесиас, которого в лагере все хорошо знают, рассказала и я о себе: о том, как работаю, как учусь без отрыва от производства, как занимаюсь хореографией в Доме культуры, о том, что все это бесплатно, что любую нужную мне для занятий книгу я всегда могу взять в нашей библиотеке...

В лагере трудностей еще немало. Не хватает материалов для строительства, нелегко порой проходит перевоспитание. В лагере «Кладомира» знают и любят Макаренко. «Присылайте нам все его книги!» - просили нас. И еще нуту: ходила, обняв меня или Киру Фивенскую...

Забегая вперед, надо сказать, что накануне нашего отлета с Кубы вместе с Линдой к нам в номер пришла ее мать. Как оказалось, Линда попросила собрать ей теплые вещи и заявила, что она полетит в Москву вместе со своими большими друзьями...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены