Большая Волга

  • В закладки
  • Вставить в блог

Взгляните на карту. Вся огромная территория европейской части СССР испещрена затейливым узором бесчисленных рек — притоков нашей Волги. Словно ветви легендарного дерева, раскинулись они на тысячи километров к востоку, к западу, к северу, образуя один из величайших речных бассейнов на земле. В бассейне Волги живут пятьдесят миллионов человек — четверть населения нашей необъятной страны.

Нефть Баку, хлеб Поволжья, руда Урала, хлопок Туркмении, соль знаменитых озёр Эльтон и Баскунчак, калининский текстиль, сложнейшие машины из Москвы, сормовские пароходы, автомашины из Ярославля и Горького, бумага из Балахны, цемент из Вольска, рыба из Астрахани — всё это принимает и несёт великая река, связывая воедино десятки областей, разделённых тысячами километров. Если вы вспомните к тому же Оку, Каму, Вет-лугу, Цну, Чусовую, Кострому, Вятку, представите себе все семь тысяч больших и малых притоков Волги, на берегах которых стоят тысячи городов, посёлков, заводов, рудников, деревень, то сразу поймёте, какую поистине неоценимую роль играет в жизни нашей Родины волжский водный путь.

Помнит наша Волга и вольницу Степана Разина, и крестьянские войска Емельяна Пугачёва, и великое горе народное, запёчатлённое пером Некрасова и кистью Репина. Видела Волга и великие битвы за свободу и счастье народа — оборону Царицына, Сталинградское сражение. Ныне наша могучая, возрождённая Большая Волга — символ счастливого народа, строящего коммунизм.

«Большая Волга»... Впервые в истории человек отважился на реконструкцию целой реки. Да, именно так! Советские люди задумались о полной реконструкции Волги, подобно тому, как реконструируются наши города, заводы, фабрики. Не одну плотину поставить, не две гидростанции, а всю великую реку превратить в каскад связанных между собою озёр-водохранилищ, на которые встанут десятки плотин, шлюзов, водосбросов, электростанций, каналов. Вот что предусматривает «схема Большой Волги», которая с железной последовательностью, шаг за шагом осуществлялась и осуществляется советским народом.

Сейчас трудно уже представить себе Волгу без канала вмени Москвы, без «Московского моря», без Щербаковского гидроузла, которые давно уже и прочно вошли в лапту жизнь. Не только молодёжь, не видевшая былой Волги, но и люди старого поколения с трудам вспоминают ныне, какими были верховья великой реки до того, как возникли все эта сооружения.

Река жила так, как создала её природа. Она рождалась далеко на севере, в болотистом лесу близ деревни Волгино-Верховье. Там, среди мхов Валдая, темнела небольшая часовня. Внутри её бил родник, давая начало серебристому ручейку. Ручеёк этот и был Волгой. Он медленно просачивался по болоту, отступая и сворачивая перед каждым камнем, перед каждым пнём. Но всё новые и новые ручьи крепили Волгу, а после того, как у озера Селигер она принимала первый свой крупный приток, Селижаровку, Волга превращалась уже в настоящую реку.

От Калинина начиналось регулярное пароходное движение. Но лишь небольшие паро-ходишки могли здесь курсировать в течение всей навигации: мешали многочисленные мели и перекаты. В межень судоходство напрочь прекращалось, и выходило, что даже летом очень короткое время Волга соглашалась служить человеку.

И южнее, после того как Волга, приняв воды Оки и Камы, становилась могучей, полноводной рекой, она не везде удовлетворяла требованиям современного судоходства. Пусть глубока река на протяжении сотен километров, но если от Горького до Куйбышева есть хотя бы два неглубоких переката, то мощным пароходам уже не пройти на этом участке. А на Волге мест с глубинами в полтора -два метра было великое множество.

Начиная с 1901 года люди боролись с мелями и перекатами. Землечерпалки повсюду углубляли русло. Но это был «тришкин кафтан». Когда-то перед городом Горьким существовал большой острее. Теперь он исчез бесследно. Зато под Самарой Волга намыла другой остров. Крайне непостоянна эта река: весь тот песок, который вынимали землечерпалки в одном месте, Волга намывала в другом. Своенравная река никак не давалась в руки человеку...

Между тем известно было, что для перевозки груза весом в две тысячи тонн требуется паровоз мощностью до 1 200 лошадиных сил, а буксирный пароход такой же мощности свободно тянет до двадцати пяти тысяч тонн! Совсем слабосильный на вид буксир ведёт за собою целый караван барж, на которых блестят белоснежные горы соли, громоздятся кипы хлопка, мешки с пшеницей, горы камы-шинских арбузов...

По Волге и по Каме сплавляются ныне гигантские плоты — по шестьдесят тысяч кубометров леса в каждом. Плывёт по реке бревенчатый остров. И не старая хижина плотогона стоит на нём, а множество добротных домов. Посёлок!... Всю эту махину тянут по реке два буксирных пароходика: один идёт впереди, а другой — сзади, как бы наблюдая за порядком на пловучем городке.

Мы рассказываем об этом, чтобы вы узнали преимущества водного пути: два пароходика тянут груз шестидесяти железнодорожных составов!

Коренная реконструкция всего водного пути была первой задачей схемы «Большой Волги». Надо сделать Волгу много глубже. Мало того, надо сделать её короче. Да, да, короче: слишком извилист волжский путь. Надо также уменьшить скорость потока, чтобы облегчить судоходство вверх по течению. Кроме того нужно соединить Волгу с Белым, Балтийским, Чёрным и Азовским морями. Наконец, подведя волжские воды к столице, сделать Москву портом пяти морей...

Когда-то в народной песне говорилось:

Не заставить солнце красное, Не заставить месяц на небе, Не заставить Волгу-матушку, — Волгу-матушку, кормилицу, Изменить своё стремление...

Заставили! В годы первой сталинской пятилетки началось осуществление «Большой Волги». Беломорско-Балтийский канал имени И. В. Сталина можно признать первым звеном её. Канал этот связал Финский залив с Белым морем, а значит, в будущем — и Волгу с Белым морем. Реконструированная Мариин-ская система связала Волгу с Балтикой. В 1937 году Иваньковская плотина преградила путь Волге и создала Московское море. На восемнадцать метров были подняты воды реки, и исчезли, ушли на дно все мели и перекаты до города Калинина.

Канал имени Москвы «изменил стремление» Волги, привёл её к стенам столицы. В наши дни Москва ежесуточно выпивает свыше ста миллионов вёдер волжской воды — две Москвы-реки. Так решена была, помимо транспортной, и проблема водоснабжения столицы нашей Родины.

Следующий этап — строительство Щербаковского гидроузла на Волге. Здесь возникло «Рыбинское море». Оно было уже в двадцать раз больше Московского. И в местах, где ещё в 1938 году в густых зарослях луговых трав кричали сухопутные коростели и перепела, летают теперь над волнами быстрокрылые чайки.

Для соединения «Рыбинского моря» с каналом имени Москвы советские люди построили близ древнего Углича ещё одну промежуточную ступеньку «Большой Волги» — Угличскую плотину с гидроузлом и водохранилищем.

Ниже Щербакова строек не было, но это отнюдь не означало, что реконструкция Волги кончалась Рыбинским морем. Из огромных его резервов пускают специальными «попусками» воду в нижнее течение и таким образом поддерживают судоходные глубины вплоть до Горького — ещё пятьсот километров.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены