Славное имя

А Одинцов| опубликовано в номере №582, Август 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Утро нового города

Всю ночь в лесу пели соловьи. Они замолкли, когда над Волгой начало всходить солнце. Из чёрных гущ дикого леса выдвинулись серые утёсы, освещенные первыми лучами, озолотились две горделивые сосны на вершине кургана, и по затенённым мелким отрожкам стала расползаться синь тумана, всё голубея и голубея. У воды вдоль озёр и криков, где склонились ивы и серебристые тополи, в камышах крякнула утка, плеснулась рыба. А на опушке, среди редких сосен, в ракитном подлеснике

уже защёлкали синицы, где-то закуковала кукушка. По листве тихо прошелестел первый ветерок.

И вдруг, раскалывая нежную тишину утра, в лесу закричал петух, за ним другой, таким же надсадным голосом, третий — ещё пуще. Где-то растворилось окно, и по стене дома прошмыгнул солнечный зайчик. С той стороны Волги, где Жигули, донёсся гудок паровоза, и городок в лесу начал просыпаться. Проехала машина, звякнули железные

засовы на дверях магазина; за новым шоссе, у крытого рынка, появились первые хозяйки.

Со лице поднялось над лесом и осветило два десятка новых двухэтажных домиков, расположенных двумя кварталами. За ними сквозь листву деревьев виднелись ещё ряды таких же домиков, но ещё не достроенных. Возле них под навесами лежали разноцветные рулоны обоев, краска и многое другое, что свидетельствовало о последних доделках строителей.

Вот из дома вышли трое юношей в широких соломенных шляпах, в сапогах, с полевыми сумками на боку. Это топографы. Один из них несёт на плече треногу для нивелира, другие — ящики с приборами. Из подъезда выпорхнули девушки в светлых платьицах. Это прорабы, десятники на стройке. К одному из домов подъехала «Победа». Из дверей вышел тоже молодой человек. Это начальник строительного района. Он сел в машину, и машина умчалась. Девушка-почтальон вышла из здания почты. На пороге амбулатории показался молодой врач в белом халате. Из окон домов, из десятков репродукторов донеслись первые звуки радио:

— Широка стра-на моя род-на-я!

По местному времени — семь утра.

Так началось утро нового города, которого ещё нет на картах, которому не присвоено ещё Указом Президиума Верховного Совета название, но у которого уже есть имя, адрес, история и традиции.

Кто он?

Адрес: Комсомольск-на-Волге. Напишите письмо, оно дойдёт, хотя в почтовом отделении нет ещё штемпеля. По этому адресу приходят с грузами самоходные баржи из Куйбышева и плоты с верховья Камы. На накладных написано: «Адрес получателя груза — Комсомольск-на-Волге. Куйбышевгидрострой".

Кто же назвал так город, которому нет и года? Кто осенней порой в лесу, у костра, в палатке у ракитника, в котловане первого фундамента, на лесах первого дома дал имя будущему городу? Имя, которое всем пришлось по душе, которое сразу укоренилось и вошло в жизнь страны и великой стройки на великой реке? Кто же тот строитель, кто первый сказал это слово: Комсомольск-на-Волге?

И мы принялись разыскивать этого человека.

Люди и дома

Комсомольск строился весело. Когда приехали и вышли в первый раз на разведку местности, в лесу собирали грибы, девушки плели венки из красного кленового листа. Жили километрах в десяти, «на дне», в городке, который будет снесён и затоплен водами Куйбышевского моря. На работу ездили на машинах; всегда с песнями, даже в стужу, в буран. Все строительные материалы привозили тоже на машинах; растворомешалку, моторы, телефоны, электростанцию также привозили на машинах. Но шофёры были молодые, весёлые, и дело спорилось.

На ночь, когда все уезжали, у котлована первого фундамента оставляли дежурных — греть воду «а утро для растворов.

С дежурным неизменно оставался Ким Никагасян — десятник первого участка. Он вырос в Ереване, там окончил индустриальный техникум, и здесь проходила его первая в жизни зима. Он мёрз, хотя был одет теплее других. Над ним добродушно подшучивали:

— Ким, ты полсмены чихаешь... Некогда работать...

Ким, не признававший шуток, смущённо улыбался и в подтверждение чихал. Распоряжение начальника района — не оставаться на ночь — Ким всячески обходил, то «на минутку задержался, и ушла машина», то «заснул в палатке и крепко проспал до утра». Словом, Ким не мог оставить стройку, своего первого дома, первого дома будущего города. Вся его жизнь, всё его существо было заполнено только работой, миллионом чрезвычайно важных дел, в которые он вкладывал весь присущий ему кавказский темперамент. И когда комсомольцы (а комсомольцы

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены