Богатырская застава

Александр Щербаков| опубликовано в номере №1161, Октябрь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вы не найдете на карте девятой пятилетки ни одного крупного гидростроительства, рудника или угольной шахты с открытым способом добычи, где бы не работали большегрузные самосвалы или автопоезда Белорусского автомобильного завода. Выносливые, сильные, экономичные «БелАЗы» просто незаменимы, потому что трудиться там – их природное призвание. Использовать вместо них другие машины так же нецелесообразно, как нецелесообразно, например, возить в мотоциклетных колясках зерно от комбайнов...

А приходят «БелАЗы» из города Жадина. Это новый город в пятидесяти километрах от Минска.

 

В тихом маленьком городе

Богатыри родятся в меленьком городе. Непривычно как-то звучало на первых Порах. Привыкли к тому, что гигантские производства размещаются в Ленинграде, Горьком, Харькове... А тут – Жодино. Даже не город поначалу, а поселок. И вдруг такой завод! Первый в стране завод больших машин, этакая богатырская застава нашего автомобилестроения, откуда вышли один за другим братья-великаны – тяжелогрузные самосвалы.

Теперь-то редко кто удивляется, потому что приметой последних пятилеток стали как раз молодые города, города – машиностроители, гидроэнергетики, химики. Взять хотя бы Белоруссию – Новополоцк, Солигорск, Новолукомль, Светлогорск...

И все-таки удивляться стоит!

...Рядом дорога из Бреста в Москву. Прежде едва ли проезжие обращали внимание на маленький поселок Жодино. Сколько таких мелькало на длинном пути! Домики, палисадники, ребятишки, играющие на малолюдных улочках... В сорок седьмом году в Жодине заложили завод торфяных машин. Потом что-то изменилось в планах, и завод перекрестили в завод дорожных машин. В пятьдесят восьмом на его базе (номинально, конечно, а фактически-то заново) основали Белорусский автомобильный завод машин – БелАЗ.

Гигантский размах строительства породил в стране огромную нужду в большегрузных машинах. Поначалу их поручили делать Минскому автомобильному заводу. Там сложилась группа конструкторов-«тяжеловесов». Увлеченные идеей, способные люди, они сравнительно быстро разработали первую модель «МАЗ-525» – двадцатипятитонника, способного взвалить на свои плечи ношу, какая прежним грузовикам и не снилась. Когда вызрело решение построить завод в Жодине, «МАЗ-525» приняли для него в качестве основной и единственной пока продукции.

Завод рос. А Жодино, чтоб быть под стать ему, спешило зажить пo-городскому. В первую очередь торопили строителей. Они заложили в поселке современные жилые дома, школы и стадион, Дворец культуры и магазины, заводской профилакторий, детские сады, поликлинику... Появились филиал Белорусского политехнического института, техникум, профессионально-техническое училище...

Теперь город Жодино известен и популярен. Сюда едут смотреть, учиться, знакомиться с людьми, имена которых завод обеспечил авторитетом и славой. Николай Матвеевич Усаньков, директор, рассказывая мне о последних переменах на заводе, несколько раз отвлекался по поводу, очень существенному: завтра ждали японскую делегацию.

 

Биография семейства

Спрос, спрос, спрос... Спрос на грузовики-великаны. Спрос с завидным аппетитом. На вырост... Двадцать семь тонн самосвал берет одним разом. Хорошо! Но надо бы побольше. Сорок-Отлично! Но не предел же?! Семьдесят пять... Но нашлась бы работа и для более мощного! Сто двадцать...

Автомобилестроение – одна из самых ярких отраслей индустрии в том смысле, что точно и убедительно отражает диалектику развития народного хозяйства страны, прогресс экономики. Чем быстрее его движение, тем объемнее и разностороннее требования к автомобилестроителям. И вот... понадобились большегрузные автомобили. Доказано, что лучше их никто не справится с обслуживанием крупных строек, рудников и шахт с открытым способом добычи. Железная дорога строже выбирает крутизну подъемов и спусков, радиусы поворотов пути; по мере выработки разрезов нужно все дальше и дальше тянуть рельсы. Автомобиль неприхотливее. К тому же в глубинных районах где-нибудь на Крайнем Севере прокормить одну машину легче, чем десять; там, в малолюдных местах, даже проблема шоферов подсказывает, что чем меньше автопарк, тем лучше. Словом, на гигантов рассчитывали и рудники Казахстана, и сибирские стройки, и криворожские горняки, и покорители недр Якутии, Дальнего Востока, Средней Азии...

...Конструкторы, перебираясь из Минска в Жодино, хорошо знали, что их тут ждет. Подходящих помещений, естественно, еще не было, сидели в тесноте, а кульманами пользовались по очереди; за нужной литературой ездили в Минск (напомню: сто километров в два конца); неустроенный быт безжалостно расхищал время и силы. Но костяк группы – Сироткин, Зотов, Терновский, Иванов, Добрых – не только сохранился и сохранил работоспособность, но и стал сплоченнее, упорнее, собраннее. Тяжелым машинам не изменил никто. Напротив, конструкторы все больше становились романтиками своеобразной целины: в обсуждениях, расчетах, набросках вырисовывалось новое семейство автомобилей, иное в конструктивных решениях, принципиально реальных, но во многом зашифрованных временем, а потому и особенно заманчивых.

Чем больше они думали о семействе, тем больше им хотелось заменить «МАЗ-525» первым «БелАЗом». И в шестьдесят первом году он появился – двадцатисемитонный самосвал

«БелАЗ-540». От старой, мазовской модели осталось совсем немного. Он иначе смотрелся; его оснастили пневмогидравлической подвеской, которая обеспечила плавность хода, гарантировал? лучшую сохранность машины, улучшала условия труда водителя; в его же, водителя, интересах применили гидравлику в управлении, благоустроили кабину...

Пятьсот сороковым сразу заинтересовались и у нас и за рубежом. А заинтересовавшись, быстро оценили его достоинства. Дважды, из Лейпцига и Пловдива, он возвращался с международных ярмарок с золотыми медалями.

Самосвал проходил государственные испытания, а конструкторы, следя за его успехами на экзаменах, жили следующей машиной – сорокатонником. Опытный образец его изготовили к 50-летию Октябрьской революции, он пришел тогда своим ходом в Минск и участвовал в праздничной демонстрации...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены