Трамвай для Москвы

Василий Жильцов| опубликовано в номере №1161, Октябрь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Каждое утро спешу я на недальний наш бульвар, а вернее, на старенькую липовую аллею, отгороженную от уличной суеты невысокими решетками. Тут, на углу тихой улочки и бульвара, именуемого, впрочем, официально даже и не улицей, а валом, моя остановка. Место привычное, и люди изо дня в день одни и те же, но с недавних пор прихожу я сюда, как на свидание. Завидев издали бесшумный красный вагон, начинаю улыбаться и говорю ему тихо, про себя: «Здравствуй, Алена! Как поживаешь, что нового в твоей ясноглазой красавице Праге?»

Людям свойственно одушевлять окружающие предметы, а если они к тому же знают мастера, делавшего их, то невольно обнаруживают в привычной вещи черты характера знакомого им человека. Мой приятель, сшивший однажды костюм у портного, славившегося, как выяснилось позже, главным образом своим пристрастием к портвейну, вполне серьезно уверял, что чувствует в нем себя хорошо только за столом, уставленном бутылками.

Но это к слову. Думаю, вам уже понятно, почему я стал называть здоровенные трамвайные вагоны марки «Татра» нежным девичьим именем. Да, так оно и есть: в любом чехословацком трамвае, бегающем по Москве, Ленинграду и многим другим нашим городам (теперь, кажется, он и до Набережных Челнов добрался), есть частичка труда Алены Павликовой – веселой, застенчивой, прилежной, громкоголосой девушки из Праги...

Смихов – известный, уважаемый рабочий район Праги, Такой же, как Выборгская сторона в Ленинграде, Автозаводская в Москве или, скажем, Мотовилиха в Перми. Заводы и фабрики здесь тесно соседствуют друг с другом, и когда ранним утром проходные поглотят людские реки, ручьи и ручейки, улицы пустеют, замирают – не то что на Вацлавской площади или на Виноградах. Только дети играют в сквере у танка, той самой знаменитой «тридцатьчетверки» с бортовым номером 23, что первой ворвалась 9 мая 1945 года в истекавшую кровью Прагу. Экипаж танка погиб в бою, а сам он, вылеченный заботливыми рабочими руками, вознесся на этот постамент, как вечный символ пролетарской солидарности.

«Татра-Смихов» по нынешним понятиям завод небольшой, всего лишь две с чем-то тысячи работников. Не путайте его с известным всему миру гигантом под этим же именем. Тот находится в Копршивнице и выпускает автомобили, а этот, родоначальник великого семейства «Татр», в самой столице Чехословакии и, стиснутый со всех сторон городом, производит теперь только трамваи. Построен он очень давно. Старые, приземистые цеха, говорят, внешне почти не изменились с той далекой поры. Теснота изрядно мешает техническому прогрессу, поэтому в перспективе предполагается и этот завод вывести за пределы Праги.

Мы встретились с Аленой солнечным весенним днем в заводском Доме культуры, непривычно тихом и пустынном. Несколько небольших комнаток в этом здании (очень похожем на наши рабочие дома культуры) занимает клуб молодежи. Здесь все сделано руками молодых рабочих: мебель, украшения, даже стены красили и отделывали деревом сами. Секретарь заводского комитета молодежной организации Ярослав Стржибрски деликатно оставил нас одних и тихо позвякивал чашками в соседней комнате, где стоит гордость клуба – роскошная кофеварка, а Алена начала рассказывать о Кубе, где она только что побывала с делегацией Союза социалистической молодежи Чехословакии.

– Очень устала. Отсутствовала две недели, за меня работали другие. Теперь надо наверстывать, – и засмеялась, – впрочем, я к этому уже привыкла.

Пять лет назад, в 1970 году, когда начал создаваться заново Союз социалистической молодежи Чехословакии, слесарь Алена Павликова стала одним из инициаторов возрождения молодежной организации на заводе. Вот так же мягко, без нажима делала она свое важное политическое дело, не обращая внимания на крикунов ж болтунов, вовлекала в союз всех, в ком видела родственные себе черты настоящих пролетариев, будущих строителей социалистической Чехословакии. Только она одна и знает, как было ей тогда трудно, но говорить об этом не хочет ни с кем и сейчас. «Я член рабочего класса, а значит, всегда должна быть с ним. Что ж тут особенного?»

И как-то само собой получилось, что избрали Алену в цеховое бюро ССМ, а потом и делегатом на первый съезд союза. А съезд, высоко оценив заслуги Алены перед молодежным движением Чехословакии, единодушно выдвинул ее в состав Центрального Комитета. И вот уже третий год, с октября 1972 года, имеет Алена Павликова две общественные нагрузки: в самом низшем звене молодежной организации – цеховом бюро и самом высшем – ЦК.

– Вы знаете, – сказал мне потом Ярослав Стржибрски, – Алена – носитель удивительно высокой нравственности и потрясающей скромности. Пять лет назад в наш клуб молодежи человек 8 – 10 собиралось. Ну, и Павликова среди них, конечно. Всегда кого-то с собой приводила. А теперь полные комнаты набиваются, повернуться негде. Мы в союз новых членов очень осмотрительно принимаем, главное ведь не количество, а качество. Иной раз, кажется, всем парень или девушка нам подходят, все обсудили, все взвесили, а Алена поговорит с нашим кандидатом при всех, откровенно, и, глядим, действительно поспешили.

На заводе «Татра-Смихов» совсем небольшая организация ССМ – всего 380 членов, в том числе 125 молодых рабочих и 190 учеников, так сказать, кандидатов в рабочие. Но это крепкий, дружный коллектив, имеющий за плечами немало славных дел. Недаром ведь ядро его составляют лучшие из лучших – 46 молодых коммунистов, для которых работа с молодежью – важнейшее партийное поручение.

Одно из интереснейших начинаний заводской молодежи – совет молодых техников, куда вступают все проявляющие интерес к изобретательству и рационализации производства. На республиканской выставке ТТМ смиховцы выступили вполне успешно, их представитель молодой инженер Новак стал лауреатом и получил медаль ЦК ССМ, а заводская организация награждена почетным дипломом.

Несколько месяцев назад Заработал на заводе «Прожектор» – ближайший родственник наших «Комсомольских прожекторов*, высвечивающих недостатки, бичующих лентяев и. бракоделов.

В прошлом году побывала Алена с молодежной организацией в Советском Союзе. Вернулась, долго ахала по поводу белых ночей в Ленинграде и красоты Московского Кремля, а потом пришла в комитет и выложила на стол блокнот, исписанный сведениями о работе комсомольских «прожектористов» на московских заводах. Когда она их успела собрать, никто не знает, вроде бы всегда со всеми была.

Узнал я про поездку Алены в Москву, спрашиваю:

– На трамвае своем удалось прокатиться?

– А как же, – отвечает, – специально искала, их ведь в центре Москвы нет. Стояла рядом с кабиной водителя, там женщина молодая сидела, симпатичная такая. А поговорить с ней постеснялась, плохо я русским владею. Так хотелось сказать, что этот трамвай для Москвы я тоже делала... А вот теперь москвичи делают вагоны метро для Праги...

Привычными стали слова о социалистической экономической интеграции. Все мы прекрасно знаем о разделении труда между странами, о братском сотрудничестве государств, входящих в Совет Экономической Взаимопомощи, и воспринимаем как должное, как нечто само собой разумеющееся, как естественную, органичную часть нашего быта кофеварку из Венгрии, люстру или светильник из ГДР, платье из Польши.

Советские станки, работающие в Бухаресте или Гаване, кубинский сахар, железнодорожные вагоны и электрокары из Румынии и Болгарии, трамваи из Чехословакии – все это плоды нашего общего вдохновенного труда. И девушки, недавно принятой в ряды Союза свободной немецкой молодежи, и ленинградца, выпускника производственно-технического училища, самоотверженно работавшего накануне славного тридцатилетия Победы «за того парня», и инженера, выросшего в рядах Димитровского коммунистического союза молодежи.

Каждый на своем месте и все сообща мы укрепляем экономическую мощь социалистического содружества.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены