Амплуа — жизнь

Геннадий Сухин| опубликовано в номере №1491, Июнь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

...Она бежала по заснеженной улице, прижимая к себе завернутого в одеяло грудного младенца, а сзади слышались топот и крики: «Держите ее, держите!..» Какое счастье, что у обочины стоял «Москвич» с зажженными фарами и хозяин, едва она бросилась на сиденье, все понял и умчал ее в недра вечернего города... так врывается на экран в фильме «Милый, Дорогой, любимый, единственный...» девятнадцатилетнее существо по имени Анна — растрепанное, перепуганное...

Сегодня на счету актрисы Ольги Машной два десятка фильмов.

— ...В одиннадцать лет я сама пришла на студию, как говорится, по собственному желанию и хотению, и мне сказали: сейчас девочки не нужны. Тогда я решила, что буду «творить красоту» где-нибудь в косметическом салоне... Но тут меня на улице нашла удивительнейшая, интеллигентнейшая женщина — Эмилия Григорьевна Вельская — ассистент режиссера будущего телефильма «Первые радости». Им для роли Анночки Парабужной нужна была бойкая девчушка... Вот уж чего-чего, а бойкости мне было не занимать...

В. Приемыхов, сценарист нескольких фильмов с участием Ольги Машной, актер — исполнитель, в частности, главной роли в фильме с ее участием «Пацаны», — режиссер пока единственного фильма «Штаны»: «Ни тени скованности, старательности, «ученичества», полнейшая органика существования перед камерой отличают Ольгу Машную от ее сверстниц, стайкой выпорхнувших в начале 80-х на наш экран. Она обладает завидной способностью точно «привязывать» экранное действие к конкретному времени, а средствами для этого ей служат не только манера поведения, реакция, пластика, но — главное! — моменты психологические. Это я бы назвал «социальной узнаваемостью» — ...Так вот, после «Первых радостей» я твердо решила, что артистки из меня не получится. Хотя сниматься понравилось: на меня платьица какие-то непривычные надевали, с днем рождения поздравляли — в съемочной группе ко мне все прекрасно относились, а с Эмилией Григорьевной мы до сих пор дружим. Благодаря ей я узнала, чем дышит мир кино... Она меня дочкой зовет, я ее мамой... Мне вообще на встречи с неординарными людьми везет.

...Размашистым жестом девчонка мазнула помадой губы и через минуту оказалась в центре танцплощадки. А еще через минуту ее оттуда выводили, и по дороге в милицию она дерзила женщине с усталым лицом — инспектору детской комнаты милиции, а та качала головой, вздыхая и что-то записывая. И весь вид ее являл собой классический вопрос: что делать? Что же наконец делать с этими «трудными» подростками?.. В героине фильма «Никудышная» намешаны были и детская уверенность в собственной взрослости, и максимализм в оценках, и непременное желание все сделать не так, как велят, советуют эти надоевшие взрослые...

— После фильма «Первые радости» обо мне года три никто не вспоминал. А потом моя фотография попалась на глаза Динаре Асановой — она как раз искала свою «никудышную». Но со сценарием все что-то затягивалось, съемки откладывались, и Динара меня умоляла: «Ты только не расти, ты только погоди чуть-чуть!» Встреча с ней во мне все перевернула. Если бы не она, я бы не стала артисткой. Что-то от нее исходило... настоящее, личностное... Вот в одном материале от моего лица по поводу Асановой было сказано: «Динара для меня была...» Да не «была» она для меня! Она для меня ЕСТЬ!

Это трудно объяснить, но я могла к ней прийти, когда мне было тяжело, а она могла вообще ничего не спросить, начинала рассказывать про Михаила Ильича Ромма, своего вгиковского учителя... И мне становилось понятно, как поступать в «невыносимой ситуации»... С ней у нас был абсолютный контакт. Мне казалось, какую бы роль она мне ни дала, я все сумею. Того, что она в меня вложила, до сих пор хватает и для работы с другими режиссерами. Но только с ними — даже очень хорошими! — все по-другому. Нет уже той атмосферы доверия. Абсолютного доверия. Встреча с ней стала главной встречей моей жизни. Говорят, что незаменимых людей нет. Я против такого утверждения.

Из воспоминаний Д. Асановой, режиссера фильмов с участием Ольги Машной «Никудышная», «Пацаны», «Милый, дорогой, любимый, единственный...»: «Я верю Ольге, как верит художник, прикасаясь к бесценной глине, из которой хочет сделать произведение искусства, — она способна чувствовать, что от нее требуется, пластично преображаясь именно в тот образ, который за минуту до этого находился в воображении режиссера. «Никудышная» — это история «испорченной девчонки». Но если заглянуть поглубже, история эта — о не проснувшемся человеке в человеке же. Заброшенной родителями девочке просто нужен человек, которому можно было бы поверить и довериться. Совпадение характера исполнительницы с персонажем, описанным в сценарии, оказалось удивительным! И все-таки работа с Ольгой шла не в подгонке непрофессиональной тогда еще исполнительницы к роли, а наоборот — в проверке написанного характером реальной городской души: непосредственность, застенчивость и резкость, нежность и неожиданная, порой до жестокости доходящая жесткость...»

— ...а после «Никудышной» я долго замечала, что во мне и в самом деле все видят вздорного, взбалмошного, капризного подростка. Сергей Аполлинарьевич Герасимов — и тот однажды спросил: «Ольга, скажи честно — ты стерва?»

Т. МАКАРОВА, народная артистка СССР, профессор ВГИКа: «Если первые экранные работы Ольги Машной оставляли впечатление удачно найденного типажа, то, начав с ней работать на сценической площадке, мы убедились: она отнюдь не типаж, а одаренный человек. Она с блеском опровергла, например, наши сомнения, под силу ли ей роли Наташи Ростовой, Катарины из «Укрощения строптивой»... Бунин, Шекспир — к какому бы литературному источнику она ни прикасалась, выходила без поражения. В дипломном спектакле она запомнилась в роли американской девушки-хиппи из «Эквуса» Питера Шеффера, отлично сыграла водевильную героиню из «Мизантропа» Эжена Лабиша...»

...Дерзкая и циничная Наталья в «Вассе» пристрастилась к спиртному, привыкла ко лжи в доме. Ранимая, нервная, она рано научилась распознавать лицемерие, которым прикрывают моральную вседозволенность... И Марго из «Пацанов» — почти девочка, заменившая своему сбившемуся с дороги брату мать и отца, готовая пожертвовать всем, чтоб вызволить его из беды. Эти роли потребовали от Ольги Машной умения идти не «от себя», как в «Никудышной», а от сути самих образов. Но ее девушки-полуподростки могут быть не только резкими, существуя на грани истерики, срыва, но и мягкими, чуткими, внимательными. Они умеют быть мудрыми и терпимыми не по гидам.

С. Дружинина, режиссер телефильма "Гардемарины, вперед!»: «Для Ольги Машной, уже хорошо знакомой по экрану, наша картина стала новым испытанием. Раньше она играла в основном современных девушек, а у нас пришлось осваивать старинные прически и платья, новую пластику. По-моему, она незаурядная личность».

— Сами понимаете, кино — дело коллективное, и если режиссер — умный человек, все это множество индивидуальностей он объединяет вокруг собственного, даже самого нестандартного мироощущения. Только тогда во всем появляется какой-то смысл, только тогда начинаешь понимать, для чего мы все тут собрались... На экране мгновенно становится понятным, какая была обстановка в группе. Умение понимать друг друга, добрые отношения вообще считаю самыми важными из актерских качеств. Наверное, потому моей любимой артисткой — даже не артисткой, а личностью! — всегда была Фаина Георгиевна Раневская.

...О многом думаешь, наблюдая за героиней телефильма «Доченька». Поначалу мы просто любуемся хорошенькой, умненькой девушкой из семьи высокопоставленного номенклатурного работника. Но вот папу лишают его «высокого» кресла и.. У Ольги Машной в этом фильме даже лицо какое-то новое. Совсем трезвое, взрослое лицо у ее Наташи Игнатовой, резкое. А эти утренние «устремленные» пробежки по дорожкам сада! А эта ее четкость в разговоре!..

А. Бланк, режиссер телевизионного фильма «Доченька»: «Машная не зашорена на каком-либо амплуа и именно своими человеческими качествами во многом наделяет персонаж... Может практически все. Смотреть за ней на экране интересно».

— В будущем хочу много работать. Попробовать все: эстраду, театр, если получится, то и фигурное катание... А если без фантазий, то сейчас я снимаюсь в картине «Не сошлись характерами» на телевидении у режиссера И. Александровича. Эта роль для меня неожиданная, потому что уводить чужих мужей очень непросто и... нервно.

Из письма зрителя артистке Ольге Машной: «...твой крик из «Дорогого и любимого...» вот уже несколько дней преследует меня и не дает покоя в размышлениях моих о житье-бытье. Потому и решаюсь на письмо — не в пустоту чтобы разразиться криком, а в надежде, что могут услышать...»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены