Вечера сторожа Суклетина

Евгений Додолев| опубликовано в номере №1491, Июнь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Не писать об этом, как мне тогда казалось, окончательно я решил после того, как знакомый литератор, пробежав по диагонали массивное обвинительное заключение, лениво закурил и с несколько растерянной полуулыбкой предложил мне затертый анекдотец «из жизни далеких предков». Ужинают, стало быть, двое дикарей у костра. И любезный хозяин пещеры вежливо так интересуется:

— Ну, как тебе моя жена?

— Ничего, — отвечает гость.

— Тогда отрежь себе еще кусочек.

Нет, сказал я себе. Если материалы этого уголовного дела даже у людей пишущих способны вызвать такую ухмылистую ассоциацию, то смаковать подробности попросту бессмысленно: чего доброго, заработаешь ярко-желтый ярлык досужего охотника за кровавыми сенсациями. И тут же с каким-то нехорошим отчаянием поймал себя на торопливой мысли, что звучный глагол «смаковать» имеет два значения. Мне стало очевидно: забыть об этой жуткой истории будет непросто.

...Алексей Суклетин работал сторожем в садоводческом товариществе «Каенлык». Прописан был в Казани. Однако жил вместе со своей молодой любовницей Мадиной Шакировой в приземистом домике сторожа. В тот самый домик он как-то осенью пригласил Катеньку Осетрову, которая была на три года моложе его покладистой подруги. С Мадиной проблем не возникло; он попросту поманил ее в сени и там, крепко перехватив руку чуть выше локтя, объяснил что к чему...

«О своем намерении систематически совершать убийства лиц женского пола для последующего употребления в пищу он сообщил Шакировой и потребовал, чтобы она помогла ему в этих убийствах. Получив согласие Шакировой, Суклетин увел Осетрову в комнату и вступил с ней в половую связь, после чего Шакирова, предлагая выпить, стала отвлекать потерпевшую, а Суклетин молотком, обмотанным тряпкой, ударил ее по голове и оглушил. Затем он положил Осетрову в корыто, принесенное Шакировой и ножом перерезал ей горло. После убийства Осетровой Суклетин, глумясь над ее трупом, с помощью Шакировой расчленил его. Часть трупа они закопали в землю, а часть употребили в пищу».

13 января следующего года Суклетин убил Татьяну Илларионову. Послушная Мадина помогла ему расчленить труп. Неделей позже она, предъявив паспорт убитой, взяла из салона проката магнитофон «Эльфа».

В феврале пришел черед пятнадцатилетней Резеды Галимовой. Соучастница охранника оставила себе на этот раз свитер жертвы.

В марте убита Надя Ситявина. В мае — Наташа Школьникова.

...Однажды липким, словно паутина, июльским вечером сторож привел в чистенькую обитель совсем маленькую девочку, одиннадцатилетнюю Валю Еликову. Соседи вспоминали, что весь следующий день хохотушка Мадина играла с ребенком на участке. А после ужина Суклетин, положив загорелую ладонь на худенькое плечико Вали, увел школьницу в спальню.

Изнасиловав, убил. На этот раз — без помощи своей послушной сожительницы. Разделали худенькое тело — так было заведено — вдвоем. То, что, по их мнению, не подходило для семейных трапез, неторопливо закопали в саду.

Через пару недель у Суклетина с Мадиной что-то там не заладилось. И — цитирую документы — «Шакирова ушла к родителям».

Сторож живо обзавелся новой подружкой. Звали ее Лилия Федорова, было ей в ту пору 23. Вообще, насколько я понял, Алексей Васильевич женщинам нравился. Не Ален Делон, конечно, но все в нем было привлекательно: и аккуратная окладистая бородка, и скупая улыбка. А особенно подкупала дам уверенность жестов...

Бородатый симпатяга Суклетин коротко сошелся с Лилиным родственником Анатолием Никитиным. Они частенько выпивали втроем. Жили-поживали весело, хмельно. И вот как-то во время смурной гулянки нетрезвая Лилия стала- угрожать возлюбленному, что, мол, «сдаст паршивца ментам». Слово не воробей-Выдержка из приговора не требует комментария, если внимательно проследить хронологию. Итак, в тот сырой день 12 марта «Суклетин и Никитин договорились убить Федорову. Примерно в 14 часов они, связав Федорову, положили ее в кровать, и Никитин по предложению Суклетина совершил с ней насильственный половой акт. Затем Никитин сел на нее и стал держать руки и ноги потерпевшей, а Суклетин ножом перерезал ей горло. После убийства они, глумясь над трупом Федоровой, расчленили его и часть употребили в пищу, а часть спрятали в трансформаторной будке, одежду потерпевшей, облив соляркой, сожгли. 18 марта Суклетин вновь стал сожительствовать с Шакировой и рассказал ей об убийстве Федоровой. Шакирова, укрывая данное преступление, произвела уборку помещения, выстирала окровавленное белье Суклетина...»

Летом их арестовали. Бывшего сторожа приговорили к расстрелу. Любовнице и собутыльнику дали по 15 лет.

Ознакомившись с материалами столь необычного уголовного дела, я готов был выплеснуть на страницы все свое смятение, собрался уж было писать, однако скоро убедился, что материал не получится, — потрясти по-настоящему способно лишь многодневное погружение.

Надо было побеседовать с приятелями обвиняемых, прослышавшими, что в доме сторожа всегда можно разжиться вырезкой, и приехавшими как-то весной в «Каенлык» на пикничок: добрая Мадина уступила им несколько кг нежного продукта для приготовления шашлыка буквально за бесценок. Побеседовать и порассказать о том, как потом один из них расставался с содержимым желудка тут же, в прокуратуре, узнав, почему то мясо... ароматило так необычно.

А если еще встретиться с родителями и сестрами тех девочек? Впрочем, на это у меня духа не хватило бы, право. Я отдавал себе отчет, что шуточки некоторых моих коллег относительно «меню» и «заготовок на зиму» были не столько циничной реакцией ничему не удивляющихся газетчиков, сколько тем душевным импульсом, который психологи называют защитой. И тем не менее — анекдот про неандертальцев меня добил! — отказался от мысли о судебном очерке. Жаль было потраченного времени.

Но в начале года посмотрел передачу Ленинградского ТВ «Общественное мнение», посвященную проблеме смертной казни, и определился бесповоротно — напишу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Без иллюзии

С профессором Борисом Искаковым беседует Александр Бойко.

Что таможня может?

На вопросы корреспондента «Смены» отвечает начальник Отдела внешних связей Главного управления государственного таможенного контроля при Совете Министров СССР Леонид Лозбенко.