[txt] [zhu] В канун праздника юности корреспонденты «Смены» обратились к комсомольским активистам с вопросом: «Кого из ваших товарищей вы можете назвать героем нашего времени!»

27 Мая 2010, 14:57
  • В закладки
  • Вставить в блог

В канун праздника юности корреспонденты «Смены» обратились к комсомольским активистам с вопросом: «Кого из ваших товарищей вы можете назвать героем нашего времени!»

Каждый рассказал о своем друге. Вот эти короткие рассказы.

Мои товарищи-атомники

Вячеслав Ознобкин, секретарь комсомольской организации Физико-энергетического института Государственного комитета по использованию атомной энергии СССР.

Эталон хорошего неисчерпаемо многогранен. Я, например, особенно ценю в человеке умение «до краев» наполнять свою жизнь.

Вот хотя бы Виктор Ануфриенко. Три года назад он окончил физфак МГУ по кафедре ускорителей и приехал к нам. Занимается Виктор нейтронной спектрометрией. Наука эта очень молода: ей около десятка лет. Она почти ровесница нашему юбиляру: наверное, вы помните, что десять лет назад при участии Игоря Васильевича Курчатова была пущена первая в мире атомная электростанция. За десять лет наши атомники далеко ушли вперед, но к первой АЭС они по-прежнему относятся с почтением: она их многому научила, хотя и кажется сейчас старомодной.

То, чем занимается Ануфриенко, имеет непосредственное отношение к обузданию атомной энергии. Цепную реакцию в котле, как известно, поддерживают нейтроны. Виктор определяет, как взаимодействуют нейтроны с разными элементами, иными словами, из чего, к примеру, лучше делать стенки реакторов. Опыты, которые там ставят, умопомрачительно сложны.

А ведь, кроме нейтронных экспериментов, у Виктора есть еще сын Алешка, которого, согласно Макаренко, уже надо воспитывать. И жена Люда, молодой специалист, которой иногда очень хочется сходить на концерт. И диссертация, которую надо написать. И «прожектор», начальником которого его назначили. Вроде бы успеть везде нельзя. Но потому я и рассказал о Викторе: он успевает.

В одном отделе с Виктором работает Василий Манохин. Когда-то удмуртского школьника терзали сомнения, кем стать: астрономом или художником. Стал он хорошим физиком-атомником, Его профессия — исследование новых реакторов. Ядерные источники энергии должны стать дешевыми, простыми и высокоэффективными. Мировые запасы урана и тория составляют многие миллионы тонн. Этого хватит человечеству на десятки тысяч лет. Василий Манохин вместе с сотнями других физиков и думает над тем, как помочь человеку овладеть этим неиссякаемым энергетическим источником.

У Манохина в нашем институте устойчивая репутация «ходячей энциклопедии». Возможно, здесь сыграла роль его глубокая привязанность к археологии. А может, блестящее знание литературы. И потом, признайтесь, далеко не каждый из нас может похвастаться знанием трех или даже двух языков. Манохин свободно читает книги на английском, французском и немецком. Чтобы просматривать «Униту», он изучил итальянский. Василий утверждает, что при наличии ясной системы язык постигается в два-три месяца.

В том же отделе, что Ануфриенко и Манохин... Впрочем, у нас в Обнинске несколько больших исследовательских институтов и целая армия молодых физиков, химиков, биологов. И вы, наверное, сами догадываетесь, что многие из них нисколько не хуже Ануфриенко и Манохина.

Ведущий

Юрий Тихонов, секретарь комсомольской организации Арктического и Антарктического научно-исследовательского института

Рассказывать о друге сложно. Представьте себе: полумрак палатки, светятся циферблаты приборов. Мы сидим с Володей Николаевым, спорим. Спорим, как спорили еще в училищные годы, когда, отложив в сторону учебники, устраивались на подоконнике. Иногда Володя брал в руки гитару и пел.

Пел он здорово и даже собирался поступать в театральный институт: высокий, широкоплечий, белокурые волосы, откинутые назад, в общем, сценическая внешность. Мы любили, когда он пел о капитане, который вел караваны где-то возле Северной земли.

Север. Арктика. В Ленинграде мы знали об этом немало, «о представляли себе все немного не так, а сейчас сидим в палатке, и под нами Северный ледовитый океан, станция «Северный полюс-9». Мы радиотехники-ледофизики...

Перебивая разговор, вдруг странно задребезжал телефон, потом — грохот. Что у них там происходит? (Наша палатка с аппаратурой в стороне от основной базы лагеря.) Вышли, глянули — между нами и лагерем покачивается черная вода океана.

Через разлом уже не перепрыгнешь и не обойдешь его: он протянулся на несколько километров. Начали грузить оборудование в клипербот. Я поскользнулся. Впереди минимум ледяная ванна. Володя подхватил меня в последнюю секунду.

Как мы переправили все приборы, не стоит рассказывать, но когда, казалось, аврал закончен, на лагерь пошли торосы.

Стоял такой грохот, словно рядом работали десятки заводов. И начался еще один аврал.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о начале и продолжении русско-австрийских отношений, об одной из самых значительных женщин османский империи – Сафие-султан, о жизни и творчестве замечательного русского драматурга Александра Николаевича островского, об истории создания знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора,  об однм из самых удивительных археологических открытий XX века – находке берестяных грамот, новый детектив Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены