Человек в космосе

В Парин| опубликовано в номере №819, июль 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

В радостные дни апреля, когда советский народ совершил беспримерный подвиг - направил космический корабль-спутник «ВОСТОК» в межзвездные дали, - на страницах «СМЕНЫ» была напечатана статья члена президиума Академии медицинских наук Василия Васильевича Парин. В этой статье известный советский ученый рассказывал о том, как готовился штурм космоса.

Сегодня мы публикуем новую статью профессора В. В. Парин, посвященную важнейшим проблемам космических полетов человека.

Вес человека... три тонны

... На минуту забудем о космосе. Представим себе обычную улицу и обычную автобусную остановку. Вот вы вошли в машину. Она трогается и начинает быстро набирать скорость. Если вы успели ухватиться за поручень, то не упадете. А если почему-либо замешкались... Невидимая сила подхватит вас и протащит через весь салон автобуса. В конце концов вы упадете. Точно такая же картина наблюдается и при резком торможении машины. А что будет, если вы на борту космического корабля и он набирает скорость, скажем, до 8 километров в секунду или ему требуется погасить эту колоссальную скорость? На вас навалится страшная тяжесть. Вы окажетесь в состоянии, которое называется перегрузкой.

Перегрузка дает о себе знать сразу же после того, как космический корабль оторвался от Земли и начал набирать скорость для выхода на орбиту. Дает она знать о себе и при входе в плотные слои атмосферы, когда начинается торможение корабля для совершения посадки.

Подсчитано, что во время космического полета перегрузка может увеличиваться в восемь а иногда в десять раз по сравнению с обычным земным тяготением. Если в обычных условиях рука человека весит три килограмма, то при перегрузке ее вес достигнет тридцати килограммов. Попробуй подними такую тяжесть! Считается, что даже при четырехкратном увеличении веса человек вообще не сможет передвигаться. А что остается космонавту, весящему семьсот килограммов! Его сердцу нелегко справиться с работой. Оно не только само по себе тяжелое. Становится тяжелой, словно ртуть, и кровь, которую оно перегоняет. При значительных перегрузках, действующих в направлении от головы к ногам, отяжелевшая кровь застаивается в нижних частях тела, сердце начинает работать вхолостую, мозг не получает крови, человек теряет сознание. Нарушается дыхание. Совсем не легкими становятся легкие.

Пока еще не найдены способы, которые позволили бы избавиться от подобного состояния. Но облегчить его можно. Для этого перегрузка должна действовать на человека не в направлении от головы к ногам или от ног к голове, а от спины к груди, или от груди к спине, или от одного какого-либо бока к другому. Вот почему при выведении космического корабля на орбиту и при входе в плотные слои атмосферы космонавт должен находиться в полулежачем положении.

Благодаря тщательно разработанной системе подготовки нашего первооткрывателя вселенной Ю. Гагарина условия полета для него оказались намного легче условий тренировок.

Сегодня перед наукой стоит задача- облегчить космонавтам путешествия на более далеких межзвездных трассах.

Надо иметь в виду, что величина перегрузок тем меньше, чем постепеннее космический корабль набирает необходимую скорость. Однако здесь могут быть конфликты между требованиями физиологии и техники воздухоплавания. Конфликты эти одно время казались неразрешимыми. И, как обычно, на помощь пришел совершенно неожиданный путь.

Великий русский ученый К. Э. Циолковский проделал любопытный опыт, который основан на использовании закона Архимеда о теле, погруженном в жидкость. В металлическую кружку с водой Константин Эдуардович поместил куриное яйцо. Яйцо утонуло. Прикрыв ладонью кружку, он ударил ею об стол. Яйцо разбилось. Тогда ученый размешал в воде поваренную соль. Яйцо повисло в воде над дном, оно не опускалось и не поднималось выше. Удельный вес жидкости уравнялся с удельным весом яйца. Удар об стол и... яйцо осталось невредимым. Другие исследователи запаивали жестяную банку с яйцом и соляным раствором и бросали ее с высоты нескольких метров. И опять яйцо оставалось целым и невредимым. Силы гидростатического давления жидкости уравновесили силы инерции, и яйцо почти не испытывало перегрузки.

От этих опытов ученые перешли к опытам с низкоорганизованными, одноклеточными организмами. Выяснилось, что эти организмы, погруженные в жидкость, благополучно переносят ускорение в 200 тысяч раз больше земного! После этого на помощь науке пришли извечные спутники исследователей - лягушки. Вес находящихся в воде земноводных увеличили в 2 800 раз! Думаете, с подопытными что-нибудь случилось? Нисколько. Все лягушки оказывались целехонькими.

Ныне наука занята решением наиболее сложного вопроса: нельзя ли поместить в жидкость, близкую по своему удельному весу к весу человека, космонавта? Предполагается, что космонавт в герметическом костюме должен помещаться в специальной камере, заполненной жидкостью. В ней он и будет находиться в подвешенном состоянии, как яйцо в знаменитом опыте К. Э. Циолковского. Надеются, что в этом случае вполне возможно перенести тридцати-сорокакратное увеличение веса. Космонавт в это время будет весить почти три тонны.

«Не так страшен черт...»

Вначале думали, что невесомость пагубно скажется на состоянии организма человека, на работе всех его органов и систем.

Хуже будут функционировать пищеварительный тракт, сердечнососудистая система. Думали, что при невесомости воздух будет застаиваться около рта, и человек задохнется собственным выдыхаемым из легких воздухом. Делались мрачные предположения и насчет приема пищи и воды.

Однако из наблюдений за животными на космических кораблях-спутниках выяснилось, что жизнедеятельность организма в условиях невесомости протекает нормально. Единственным отклонением от нормы было умеренное (на 10-15 процентов) снижение артериального давления крови за счет исчезновения ее веса. Но это не беда для здорового организма. Ведь находясь на Земле, мы в течение рабочего дня испытываем точно такие же отклонения артериального давления и даже не замечаем этого.

Вот как ощущал состояние невесомости первый космонавт Ю. Гагарин в своем беспримерном полете вокруг Земли.

Прежде всего он перестал ощущать спинку кресла, к которой его прижимало при взлете. Зато чувствовал ремни. Все вокруг стало легче, появилось ощущение необычайной легкости. А это очень необыкновенное чувство. И руки, и ноги, и все тело стали как бы чужими. Они ничего не весили. Создавалось впечатление, что ты не сидишь, не лежишь, а как бы висишь в кабине. Все незакрепленные предметы парили в воздухе. Нисколько не затруднялась координация движений. Скорее наоборот. Космонавт в это время кое-что записывал, и ему приходилось лишь придерживать блокнот, который стремился «уплыть» из-под рук. Почерк оставался тем же, что и на Земле, в обычных условиях. Ю. Гагарин работал в это время с приборами и аппаратами, вел радиопередачу на Землю телеграфным ключом. Получалось, как говорит он, неплохо.

При невесомости космонавт ел и пил. Необычное состояние ничуть не помешало ему справиться с «космическим» завтраком. Он съел его с таким же аппетитом, как на Земле.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены