Тянь-Шань

Владимир Шнейдеров| опубликовано в номере №233-234, Ноябрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Два пятитонных грузовика, скрипя тормозами, осторожно пробираются по дороге, нависшей над обрывом. Внизу, шумя, как сотня поездов, ревет Чу. Дорога петлит по склону ущелья, сдавленного мощными хребтами - Александровским и Кунгей - Алатау. Тракт ведет от конечного пункта железной дороги, Фрунзе, столичного города Киргизской республики, до поселка Рыбачье, пристани на берегу «горного моря» - озера Иссык - Куль.

Грузовики заполнены ящиками и мешками - грузом высокогорной экспедиции «Межрабпомфильм» на Тянь - Шань. Состав экспедиции тут же - на ящиках и мешках. Нас 10 человек: 5 киноработников и 5 туристов - актеров. 10 июля мы выехали из Москвы и направляемся в малоисследованные высокогорные области Центрального Тянь - Шаня, имея задание заснять полнометражный звуковой экспедиционный фильм на материале горной Киргизии. С собой везем запас снаряжения и продовольствия, вооружение для охоты и охраны экспедиции, высокогорные принадлежности: кошки, ледорубы, веревки, палатки и пр. Около пяти месяцев мы должны будем прожить в горах.

Советский зритель хочет знать свою страну. Есть еще много в нашем Союзе таких мест, где редко ступала нога исследователя. Наша задача - осветить один из таких наименее доступных и почти неизвестных широким массам районов - Центральный Тянь - Шань, пограничную с Китаем территорию Киргизской АССР. В сюжетном фильме, сделанном в жанре «организованного документа», мы должны показать работу группы пролетарских туристов - высокогорников, природу, экономику и этнографию страны, борьбу вчерашних полудиких кочевников за новые формы жизни - за кочевые колхозы.

Высоко в горах, за неприступными ледниками и трудно проходимыми перевалами, живут и борются за новые формы быта и хозяйства - за колхозы - кочевники - киргизы. У молодых колхозов много врагов: раскулаченные и изгнанные баи - манапы, подкулачники и находящиеся вне пределов нашей страны белобандиты. На страже неприкосновенности наших границ стоят раскиданные далеко в горах заставы пограничников. Внизу, в долинах, идет стройка городов, укрепляется экономическая и культурная мощь молодой Киргизской республики.

Озеро Иссык - Куль - «теплое озеро», как его называют киргизы, - раскинуло свои синие воды на высоте 1594 метров над уровнем моря. Это самое большое в мире высокогорное озеро. Несколько лет назад оно было заселено только дикими птицами. Сейчас несколько пароходов регулярно крейсирует по его водам, борясь с дикими ветрами и поддерживая регулярную связь между поселком Рыбачье и районным центром горной Киргизии - городом Каракол.

В Караколе наша экспедиция формирует караван. Мы покупаем на конной базе верховых и караванных лошадей. Необъезженные горные кони дурят и покушаются сбросить всадников и вьюки. Целые дни идет подготовительная суета.

Уже подбиты железом тяжелые горные ботинки, распределены грузы по лошадям.

Караван в. 28 лошадей длинной вереницей растянулся по пыльной дороге. Мы идем по долине, с одной стороны - озеро, с другой - мощные, покрытые вечными снегами хребты Теской - Алатау, через которые мы должны будем перевалить, свернув налево, в ущелье Джуука.

Место нашего назначения - высокогорные долины - сырты, раскинувшиеся за хребтом Тескея. Туда ведут трудно проходимые, непроторенные тропы, доступные только верховым да вьюкам с малой нагрузкой. На сыртах на высоте 3.500, и более метров растет только низенькая травка да эдельвейсы - высокогорные цветы.

Вступили в горы, и лагерь наш принял боевой характер. Установлено постоянное ночное дежурство - охрана. Розданы патроны, и каждый из членов экспедиции получил инструкцию на случай тревоги. Классовая борьба в ауле выбрасывает за его черту сопротивляющихся политике партии кулаков и манапов. Часть из них бежит в горы и бродит здесь, совершая налеты на отдельных колхозников и на стада, пока не будет изъята пограничниками и не получит надлежащего возмездия. Правда, такие случаи стали уже довольно редкими, но все же не исчезли полностью, и надо быть на чеку. Район стал районом сплошной коллективизации, баям деться некуда, и это делает их более ожесточенными и способными на все. Но нас 16 человек, мы хорошо вооружены, а ребята у нас боевые - члены «Динамо», под флагом которого идет вся туристская группа.

Пыльная дорога Иссык - Кульской долины сменилась узенькой тропой, то вьющейся по берегу горной речки, берущей свое начало из ледников, то лепящейся по обрывам скал, то залезающей под самые облака. Тропа все время прерывается. Впереди идет разведка, которая осматривает путь, находит и теряет тропу и указывает направление каравану.

Сзади трое членов экспедиции прикрывают путь в виде арьергарда. Посредине караванные грузовые лошади. Несколько раз переходим вброд бурные речки. Моментами приходится долго искать брод. Вода несется среди камней бешеным потоком. Снесет - не спасешься, убьет и всадника и лошадь. Лошади храпят и отказываются идти в воду. В ход пускаются камчи - плетеные из кожи плетки и веревки. На подъемах вверх лошадям приходится карабкаться по каменным ступенькам, как по лестницам. Моментами вьюки застревают в камнях, и их приходится вытаскивать на руках. Лошади уже побили ноги в кровь, и наш путь отмечен сзади кровавыми пятнами на камнях. Еловый лес кончается. Видно, как высокогорный разряженный воздух борется с деревом. Мощная ель вырождается и смешивается с арчей - древовидным можжевельником. Высокие стволы можжевельника мельчают с высотой, превращаются в карликовые деревца, в кусты и, наконец, в распластанные по земле совершенно плоские лепешки. Наконец на высоте около 3.500 метров над уровнем моря пропадают и эти лепешки. Кругом все голо. У реки - мелкая зеленая травка. Кругом голые, всех цветов камни, впереди, прямо перед нами - грандиозные вершины, сверкающие вечными снегами и льдами.

Лошади тяжело дышат. С ободранных ног капает кровь. Люди измучены. Мы поднялись. к леднику. Внизу тяжелый путь - нагромождение острых каменных глыб. Какие силы природы сумели так накорежить камень, насыпать его причудливыми горами, завалить льдами, пронизать быстрыми речками и украсить мощными водопадами! Тропа, по которой мы поднялись к леднику, не может быть названа даже тропой. Ее просто не существует. Опознается она только по следам навоза, сохранившегося от проходивших караванов, Никаких других признаков нет. Идем, ориентируясь по горам. Никакой растительности. Ничего, кроме льдов и камней. Прямо перед нами ледник. Ослепительная поверхность свисла к нам крутым «пузом». На это пузо надо подняться, чтобы пройти по леднику несколько километров к перевалу.

Надеваем темные очки - консервы, без которых можно ослепнуть так называемой ледниковой слепотой. Достаем ледорубы и веревки. Начинаем по одиночке тащить лошадей наверх. Один - берет под уздцы, второй тащит за хвост, третий подстегивает камчей. Остальные стоят наготове. Лошади падают на колени, на бок, скользят вниз, но... все же часа через два все караваном идут по поверхности ледника. Высота перевала - 4050 метров. Это уже не шутка. Помощник режиссера, бывший летчик, поднимавшийся на самолете не раз на высоту, вдруг качается и падает. Его нагружают на лошадь - первая жертва горной болезни.

У кого - то носом идет кровь, у некоторых болит голова. Дорога очень трудна. Лед покрыт острыми иглами и сераками. Каждую минуту путь преграждают заполненные водой трещины, через которые лошади должны прыгать. Впереди идет человек, исследующий трещины во избежание провала и гибели лошади. Лошади упираются перед трещинами, бесятся, пытаются скинуть вьюк. У одной из лошадей показывается кровь из носу. Что это такое - лошадиная горная болезнь, что ли?..

Наконец ледник пройден. Мы подошли к высокому ледяному обрыву и новому ущелью. По головоломной тропе между ледником и скалой спускаемся вниз. Спускаться труднее, чем подниматься. Лошади часто падают. Одна (с грузом пленки) застревает ногой среди камней, и полчаса мы бьемся, вытаскивая ногу, не зная, цела ли она или сломана. Наконец трудности ледника преодолены, и мы вышли в ущелье. Еще час пути, и мы выходим в широкую долину. Мы на сыртах Центрального Тянь - Шаня. Кругом ледяные горы. Слева мощный хребет Ак - Ширак со сползающими с него грандиозными ледниками. Никто еще не поднялся ни на одну из этих вершин, никто еще не прошел полностью ни один из этих ледников. Какие богатства таят в себе эти горы! Горы ждут еще своих исследователей. Пока же они не изучены и на картах обозначены «приблизительно».

Солнце перевалило к западу. Идем по широким долинам, поднимаемся на холмы и спускаемся в щели. Кругом мертво. Низкорослая травка да сурковые поры. Сурки - хозяева долины. Они днем сидят перед своими норами, никем не тревожимые и не пуганные. Жирные зверьки копят сало на долгую зиму, запасая в свои глубокие норы сено и корешки. Самки с детенышами бродят около нор. Самцы, как милиционеры сыртов, «регулируют движение»,

резким свистом предупреждая о появлении опасности. С заходом солнца сурки ложатся спать в своих норах. Они ведут исключительно размеренный образ жизни. С наступлением темноты с гор спускаются стаи голодных волков и рыскают по долинам, гоняясь за стадами горных козлов - кииков, и горных баранов - архаров. Загонял стадо в горы, волки режут их десятками, нажираясь до отвала, оставляя остатки своим спутникам - огромным воздушным хищникам - грифам и сипам (кондорам).

Внизу, под ногами, на глубине 1 1/2 - 2 метров вечная мерзлота. Кругом покрытые вечными снегами горные хребты со сползающими с них грандиозными ледниками. Высокогорная Тянь - Шаньская обсерватория стоит на высоте 3600 метров. В долинах, за перевалами, внизу, жаркое лето. Все в цвету. Здесь - по ночам морозы, стаи волков и никакой растительности, кроме мхов, низкорослой жесткой травки, солончаков и сазов.

Станция проделывает большую научную и практическую работу. Одна из основных задач - изучение водных ресурсов Ср. Азии. Тут же, около станции, из - под ледника бегут мутные воды горной реки: это истоки среднеазиатской водной артерии - Сыр - Дарьи.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены