Кампания

Ник Добровольский| опубликовано в номере №233-234, Ноябрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Неожиданно на середине моста телега проваливается, задние колеса безжизненно виснут и воздухе. Лошадь глубоко дышит животом, упираясь в гулкие бревна тонкими дрожащими ногами, и шевелит ушами.

- Приехали... - говорит потный Миша Березин, прижимая двумя руками к плоской груди с галстучком косо набитый портфель. - Черт бы их взял!

- Вот именно, - смеется маленькая Лида Воронова, ловя ногами землю.

Политинструктор Миша Березин остается стеречь дорожную оказию и моментально обкладывает себя десятком газет. Он так загружен, что читает одни только передовицы, а для развлечения чуть - чуть политику с четвертой полосы.

Лида Воронова, член бюро комсомольской ячейки, разнуздывает лошадь, дает ей с телеги соломы и под такт сочного лошадиного хруста поднимается в Рыбушкинскую за людьми. Дорога бросается на крутой отлет и исчезает под куделью соломенных крыш. Деревня лежит на высоком холме, заглядывая чердаками в речку. Через каждые три дня Лида Воронова приезжает на этот берег из района с инструктором Мишей Березиным проводить в колхозе политзанятия. С тех пор как она была выдвинута колхозом в районное правление на работу счетоводом, Лида стала считать себя необходимым лицом на самых ответственных колхозных собраниях. До этого она сидела на политзанятиях в десятом ряду низких изрезанных школьных парт и всегда немного боялась инструкторского вопроса к ней по текущему моменту.

Небо медленно наливается синевой. Становится совсем тихо, только неутомимый треск кузнечиков преследует каждое движение.

Дверь школы оказывается крепко заколоченной. Три дня назад в ней спокойно проводились очередные политзанятия и даже было взято всеми пятьюдесятью колхозниками обязательство по увеличению темпов скирдования.

- Орудует шпана, вовсю орудует... - с робостью говорит Лида Воронова и спешит по кривой синей тропинке, задками усадеб, на однотонное причитание балалайки у крайней избы. - Ну, народ...

Высокая старая крапива осами жжет ей ноги.

- Лекция приехала!.. - взмахивает гудящей балалайкой парень в поношенном пестром джемпере по пупок и в высоких кожаных сапогах, густо пахнущих дегтем. - Очень желаем видеть лекцию...

Девчата смолкают и, смущенно прижимаясь друг к другу, глядят на Лиду Воронову заискивающими глазами. Одна из них совершенно растерялась и стала жевать зажатую в руке крапиву.

- Мост разобран... дверь заколочена... - мнется Воронова.

- Не пойдем! - отвечает за всех парень в джемпере и хвастливо почесывает сапогом мягкую теплую землю. - Просим не настаивать...

Девчата опять молчат и смотрят на свои босые ноги.

- Ты, косой черт, не имеешь права за всех отвечать... - торопится из - за свежего сруба секретарь ячейки Надя Егорова. - Ты из своих выгод на бабскую робость не имеешь права расчет иметь.

Громко ругаясь, она загородила широко расставленными локтями парня в джемпере.

- Ты, Лидка, трудностям на социалистическом пути никак не поддавайся. Хулиганит он все, косой... Папаша его, Пеньков, водочкой торгует, а он лазает к нам народ портить... Девки его за фасон больше любят... этого со всех сторон антиколхозного элемента!...

Подумав, она ткнула под платок волосы и так же неожиданно, как и пришла, шарахнулась к заколоченной школе.

- Наши настоящие ребята из города не бегут... Они там на месте. А он, косой черт, на их отсутствии свой успех имеет...

Рядом, в болотной низине, пахнущей ландышем, звенит комар. Он звенит, как высокая струна балалайки, сливаясь с песней в соседней деревне.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены

в этом номере

Бытовая консультация

Обсуждаем письмо о «молодых старичках»