Женское лицо войны

Светлана Бестужева-Лада|13 Апреля 2015, 14:06| опубликовано в номере №1806, Апрель 2015
  • В закладки
  • Вставить в блог

 

В гражданской войне с обеих сторон участвовало немало женщин, чаще всего – медсестер и санитарок, гораздо реже – бойцов. Судьбам их трудно позавидовать, а описание этих судеб – не менее трудно найти. Но есть одна женщина, которая еще при жизни стала легендой, а после смерти – и вовсе символом. Только непонятно, что именно символизировала Мария Бочкарева, всегда чуравшаяся политики и одинаково равнодушно относившаяся и к «красным», и к «белым». В любом случае, жизнь простой сибирской крестьянки вполне может стать основой любовно-авантюрного романа в военных декорациях. Но обо всем по порядку.       

Мария Фролкова родилась в 1889 году в бедной крестьянской семье в Новгородской губернии. По «столыпинской программе» семья через какое-то время переехала в Сибирь, где получила большой земельный надел недалеко от Томска и материальную помощь.

Там же Мария в пятнадцать лет вышла замуж за своего односельчанина - Афанасия Бочкарева. В церковно-приходской книге сохранилась запись от 22 января 1905 года:

 «Первым браком, 23 лет, православного вероисповедания, проживающий в Томской губернии, Томском уезде Семилукской волости деревни Большое Кусково взял в жены девицу Марию Леонтьевну Фролкову, православного вероисповедания...».

Увы, супруг оказался горьким пьяницей и склонным к рукоприкладству. По характеру гордая и независимая, Мария терпеть этого не пожелала и ушла от мужа, не побоявшись осуждения односельчан. Она перебралась в Томск, где нашла место прислуги в публичном доме, несмотря на свое непримиримое отношение к «аморальному образу жизни». Увы, судьба сыграла с ней злую шутку.

Мария случайно познакомилась с одним из посетителей публичного дома и без памяти влюбилась в него. Предметом любви оказался вор и бандит Янкель (Яков) Бук, наводивший страх на город. Когда его, наконец, арестовали и приговорили к ссылке в Якутск, Мария бросила все и отправилась по этапу вслед за возлюбленным.

Увы, ссылка не способствовала исправлению Якова: на поселении он принялся за прежние дела и вскоре был уличен. Пытаясь спасти любимого от высылки еще дальше – в Колымск, Мария добилась аудиенции у якутского генерал-губернатора и подала ему прошение о помиловании Бука. Губернатор согласился, но поставил условие, чтобы взамен смелая и красивая женщина подарила ему свою благосклонность. Она подарила…

Губернатор сдержал слово, но Мария переживала свое «падение» очень тяжело и даже пыталась отравиться. Оправившись, она все рассказала Буку – «облегчила душу». А тот, обезумев от ревности и ярости, вломился в кабинет «соблазнителя», которого не убил только чудом: пятеро охранников быстро скрутили Якова. Так что Бука все-таки выслали - в глухое якутское селение Амга. Мария последовала за ним и оказалась в Амге единственной русской женщиной. Правда, прожила она там недолго: Яков так и не простил ей измены, и прежние отношения с возлюбленным постепенно сошли на «нет».

И тут грянула Первая мировая война. Всю страну охватил патриотический подъем, очень многие записывались добровольцами в действующую армию. Мария покинула Якова и вернулась в Томск, решив «записаться в солдаты». С этой просьбой в ноябре 1914 года в Томске она обращалась ко многим ответственным лицам, но везде получала предложение пройти ускоренные курсы медсестер и в этом качестве отправляться на фронт.

Мария упрямо продолжала настаивать, пока кто-то в насмешку не посоветовал ей обратиться прямо к государю-императору. Чувство юмора у девушки отсутствовало, поэтому она на последние деньги отбила телеграмму на «высочайшее имя» и… получила разрешение  Николая II быть зачисленной вольнонаемной в солдаты. Стоит ли рассказывать об изумлении местного начальства?

 В феврале 1915 года Мария с маршевой ротой отправилась на фронт и там оказалась в 28-м пехотном Полоцком полку 7-й пехотной дивизии. Солдаты обычно давали друг друга клички, и Мария, не чуждая сентиментальности, выбрала себе псевдоним «Яшка».

Удивительная женщина без малейшего признака страха ходила наравне с мужчинами в штыковые атаки и по собственной инициативе исполняла обязанности сестры милосердия – оказывала раненым первую помощь и при возможности вытаскивала их с поля боя. Насмешливое первоначально отношение окружающих к Бочкаревой сменилось уважением и популярностью среди солдат. Поэтому, когда в одном из боев  погиб ротный командир, она сама повела солдат в атаку, и враг был отброшен.

 Ей присвоили звание младшего унтер-офицера, а за выдающуюся доблесть Бочкарева была награждена Георгиевским крестом. Полученные за годы войны медали она просто не считала.

Дважды отважная женщина была ранена, но оставалась в строю. Третье ранение - осколком снаряда в бедро - оказалось не только тяжелым, но и роковым. «Яшке» пришлось провести в лазарете четыре месяца, а за это время резко изменилась обстановка в стране и на фронте.

 Февральская революция, казалось, перевернула все и везде: на фронте, прямо на боевых позициях, шли митинги, где призывали к миру. Местами происходили даже так называемые «братания с немцами» - они-де тоже подневольное «пушечное мясо». Растерянная, еще не вполне окрепшая после госпиталя Мария никак не могла понять, что происходит вокруг нее.

На один из митингов приехал Председатель Временного комитета Государственной Думы Михаил Родзянко. Случай свел его с Бочкаревой и, заинтересовавшись этой незаурядной женщиной, абсолютно чуждой политике, Родзянко пригласил ее приехать в Петроград, где, как он полагал, она могла бы оказаться полезной Временному правительству.

В мае 1917 года Мария впервые в жизни оказалась в столице. Немного осмотревшись, она решила попытаться воплотить в жизнь возникшую у нее идею – защищать Родину с помощью специально созданных «Женских батальонов» - воинских частей, набранных из женщин-добровольцев. «Женщина родила человека, - заявляла Бочкарева, - и мы, женщины, должны показать пример, как надо спасти родившуюся уже свободу».

Ничего подобного до сих пор не было ни у одного из государств, участвовавших в Первой мировой войне. Да и после, если быть предельно точными, тоже никогда не было. Случай с идеей Бочкаревой – уникальный, еще более уникально то, что его попытались (с переменным успехом) воплотить в жизнь.

Ознакомившиеся с предложением оригинального бойца,  военный министр Временного правительства Александр Керенский и Верховный главнокомандующий генерал Алексей Брусилов его одобрили, посчитав, что «женский фактор» сможет остановить моральное разложение в армии и переломит ситуацию. Идею горячо поддержали и  патриотические женские общественные организации, например, Женский Союз помощи Родине.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере  читайте об Алексее Разумовском, сыне простого казака, одном из самых влиятельных людей России своего времени и тайном  супруге Елизаветы Петровны, об одной из самых удивительных русских поэтесс Марине Цветаевой, о судьбе Мари Дюплесси – знаменитой «Дамы с камелиями», об ушедшем от нас совсем недавно прекрасном актере Георгии Тараторкине, Окончание детектива Ольги Гаврилиной «Возвращение монашки» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Филfuck

Есть ли жизнь после филфака?

Когда Земля опустеет

Фото из будущего

Космос становится ближе

Россия строит планы освоения Вселенной и использует спутники для посева пшеницы