Завтра вылетаю, встречай…

Алексей Кушхаунов| опубликовано в номере №1225, июнь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Несколько лет назад в периодических изданиях Кабардино-Балкарии и в коллективных сборниках стали появляться рассказы Алексея Кушхаунова. А в 1974 году в издательстве «Эльбрус» вышла его первая книжка «Год до весны», в которую вошли повесть и несколько рассказов. В них действуют герои, как бы резко выхваченные из реальной действительности и перенесенные на страницы полностью, со всеми невыдуманными, часто противоречивыми чертами характера. Такому достоверному знанию жизни во многом способствовала биография молодого прозаика: А. Кушхаунов был рабочим-строителем, студентом, комсомольским работником, а теперь уже больше десятка лет – профессиональный журналист.

И еще одна особенность рассказов молодого писателя бросалась в глаза – постоянное стремление автора подметить и тонко, ненавязчиво отобразить те внутренние перемены в психологии горца, которые вызваны стремительно меняющимся ритмом современной жизни.

Взгляд автора, его мироощущение глубоко национальны. Об этом свидетельствуют и недавние публикации в центральных изданиях.

Как правило, автор не торопится в редакцию с очередным рассказом: считает, что вещь должна отлежаться и хорошенько «дозреть» в письменном столе. Такая требовательность к себе подкупает, заставляет верить в серьезность его творческих намерений.

«Завтра вылетаю, встречай...» не лучший и не худший из рассказов А. Кушхаунова. Он, пожалуй, обычен для молодого автора и построен на обычном материале. Два молодых человека любят друг друга и счастливы своей любовью. Но проходит время, и вдруг обнаруживается, что жизнь не может быть сплошным праздником...

Впрочем, о дальнейшем лучше рассказывает сам автор, которого я с удовольствием представляю читателям «Смены».

Алим Кешоков

1

Была пятница. Как всегда в этот день, раньше обычного разбежались сослуживцы, и Галим неторопливо складывал бумаги, оттягивая время, когда надо будет идти домой, хочешь или не хочешь. Но вот бумаги аккуратно сложены и убраны в ящики, на стеллажах идеальный порядок, даже чернильницы наполнены, хотя это не входило в его обязанности.

Галим стал у окна и поглядел на улицу. А на улице шел дождь, прямо-таки лил сплошной стеной, упругим потоком бил из водосточной трубы, будто стремясь пробуравить асфальт. С тоской подумал Галим о том, как одиноко ему будет в этот вечер и в последующие вечера без Фаризы, уехавшей неожиданно неделю назад в Сочи. И только он об этом подумал, вошла в комнату девчушка в мокром красном дождевике, спросила, как найти Бекова, то бишь его, Галима, протянула ему телеграмму и попросила расписаться на бланке. Он механически принял из ее влажных рук телеграмму, расписался в протянутом бланке, поглядывая за окно на терпящую бедствие улицу. Когда опомнился и повернулся к девчушке, чтобы поблагодарить, ее уже не было в комнате.

Он медленно развернул бумагу, гадая, кто бы мог прислать ему телеграмму и по какому поводу. Это был вызов на переговоры от Фаризы, из Сочи. Так как Галим проживал у тетушки и в квартире не было телефона, Фариза послала вызов по рабочему адресу. Могла бы, конечно, просто позвонить ему на работу, но тогда сослуживцы стали бы невольными свидетелями их разговора, а этого-то Фариза, видимо, и не хотела. Галим мысленно поблагодарил ее и тут же подумал, что не зря сегодня задержался один в комнате: в душе у него зрело ожидание чего-то важного... Чего именно, он не мог знать, как не знал, когда кончится непредвиденный августовский ливень, столь редкий в Нальчике.

Неделю назад, тоже в пятницу, Фариза позвонила ему на работу и пригласила в кафе. Галим тогда еще удивился и, положив трубку, долго думал, чем это может быть вызвано. Фариза не любила бывать в кафе и ресторанах, говорила, что не переносит грохота музыки, вертлявости безголосых певцов, почти глотающих микрофон. Он и сам заразился ее неприязнью к этим заведениям. И тем более неожиданное это приглашение трудно было понять и объяснить. Недоумевая, он прямо с работы отправился в кафе.

Фариза ждала его у гардероба, прислонившись к стойке, мяла в руке носовой платочек. «Как деревенская девчушка, впервые попавшая в город», – подумал Галим с нежностью, подходя к ней. Она окинула его быстрым тревожным взглядом, чуть подалась навстречу.

– Опоздал? – спросил он бодро, настороженно заглядывая в ее глаза.

– Нет, ничего, – сказала она, опуская ресницы.

Они миновали второй и третий этажи и устроились в одном из «ласточкиных гнезд» – подальше от музыки и шума. Не заглядывая в меню, заказали сухое вино, мороженое и кофе. Заказывала Фариза, Галим все так же настороженно ловил ее ускользающий взгляд, отмечая про себя необычную бледность ее губ и синеву век. Ушла официантка, и он заулыбался, притронулся к ее холодным пальцам.

– Молчать будем?

– Почему же? – сразу отозвалась она, будто ждала именно этого вопроса. – Я пригласила тебя на прощальный ужин. Пожелай мне доброго пути.

– Ты всерьез? – Галим улыбнулся теперь жалкой улыбкой обманутого человека. – Куда собралась?.. Нет, ты шутищь!

Она прикрыла своей рукой его руку на столе, погладила пальцы. Задумчиво сказала:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

400 тысяч ситуаций

С первым секретарем Душанбинского городского комитета КП Таджикистана Гульджахон Бобосадыковой и первым секретарем Центрального комитета ЛКСМ Таджикистана Абдужабором Саторовым беседует специальный корреспондент «Смены» Валерий Евсеев