Заводские университеты

Владимир Глотов| опубликовано в номере №1068, Ноябрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Инженер сказал с некоторым вызовом:

— Сделать хорошую ванну или отличную кастрюлю так же почетно, как сделать хороший самолет. Однако считается, что думать над «проблемой кастрюли» вроде бы не заманчиво. А ведь техническая сторона дела так же увлекательна! И здесь неважно: будет летать твоя продукция или стоять на плите...

Инженер говорил о ведомственных барьерах, о категориях заводов. О том, что в одни отрасли искусственно стимулируется приток творческих сил, как он выразился: «Мозгов!» — а из других отраслей творческие люди уходят.

Инженер рассказал, как привезли на завод с выставки бельгийскую кастрюлю. Обыкновенную кастрюлю с ручкой. «Но это была вещь!— сказал он.— Кастрюля походила по рукам, оставила хорошее впечатление. Кто-то рассудил: «Подумаешь, посуда! Надо будет, сделаем! А вообще ширпотреб заводу обуза. Показатели упадут».

Эпизод этот передает два прямо противоположных настроения нашего времени. Ширпотреб... А ведь, строго говоря, нет такого сегодня понятия. Есть «товары народного потребления». Но верно и то, что среди некоторых работников нашей промышленности бытовало отношение к ним как к продукции «второразрядной».

XXIV съезд КПСС особо подчеркнул, что высшая цель экономической политики партии — это рост благосостояния народа. Возросший экономический потенциал страны делает сегодня возможным более глубокий поворот экономики к решению задач, связанных с повышением благосостояния народа.

Претворение в жизнь этого курса потребует огромных усилий, значительных средств.

Липецкий трубный завод — о нем пойдет речь,— кроме фасонных частей труб, производит большое количество бытовых ванн, всем известных эмалированных детских ванночек. Делает кухонные мойки, половники, формочки под заливное. То есть выпускает предметы самого широкого народного потребления. Торговые организации сообщают на завод о растущем спросе населения: «Сделаете полмиллиона половников, продадим полмиллиона!»

Не все зависит от завода. Он был бы не прочь, например, освоить производство посуды, но нет цветной эмали. На заводе понимают в принципе важность товаров народного потребления, но пока с большим трудом удалось, как выразился главный инженер, «заложить в проект реконструкции специальный участок товаров народного потребления». И, по сути, он заморожен, не финансируется.

— Чем хвастается заграница? — говорил главный инженер завода Василий Васильевич Андреев.— Цветной посудой! Мы готовы платить нашим поставщикам за цветную эмаль втридорога, только дайте ее. Согласен с вами: наш эмалированный половник уродлив, устарел. Но торгующие организации просят: «Дайте еще!» А он нам приносит лишь убытки, этот половник, хотя пользуется таким спросом. В чем тут дело? А в том, что для такой продукции рентабельно только полностью автоматизированное производство. Только тогда весь этот «ширпотреб», как еще выражаются, заводу будет выгодно производить. Но самим нам создать автомат не хватит силёнок. Что касается экономических стимулов — так сказать, суровой необходимости идти на перемены,— то мы в данном случае пока не испытываем их действия, торговые организации не вынуждают нас — менять номенклатуру и повышать качество. Претензий от них мы не имеем. Они будут брать наш уродец еще многие годы. Остается самим проявлять инициативу, но это не так просто.

Заботы завода вполне жизненны. Завод трудно упрекнуть в пассивности. Инженеры предложили склад металлов приспособить под цех производства товаров народного потребления. Завод подал свои соображения в главк, в проектный институт... Заводские специалисты пытаются прогрессивную технологию химического обезжиривания применить для производства посуды. Ведут эксперименты, выпустили первую опытную партию изделий... Так что, мечтая о поточных линиях — чтобы государство получало большие партии продукции и чтобы заводу была прибыль,— энтузиасты не сидят сложа руки, решают массу творческих проблем. В одиночку? Узким кругом людей, технической элитой? Пример липецкого завода говорит об ином: в нынешних условиях развертывающейся научно-технической революции творчество становится массовым явлением.

На завод прислали из министерства в порядке распространения опыта конверт с типовыми «личными творческими планами инженеров».

В Липецке пожали плечами: «Что же тут нового? Этот опыт устарел». И выбрали другое направление: творческие комплексные бригады — вот форма реализации творческой активности людей.

Мысль развивалась по такой логике: прошло время одиночек, сегодня решить серьезную техническую проблему под силу только коллективу исследователей, группе лиц, творческой ассоциации.

— Внедрить большую идею одному человеку практически невозможно,— сказал В. В. Андреев.— Для комплексных же бригад как раз характерна не только разработка темы, но и внедрение в производство.

Представьте размах этого движения на заводе. В течение прошлого года творческими комплексными бригадами — ТКБ — было реализовано 694 рационализаторских предложения. Чтобы только «оформить» их, нужна масса времени. Порою «бризовики» боятся выпускать этого джина из бутылки. В Липецке мне откровенно признавались, как трудно вести эту работу: создавать бригады, готовить для них темы, вести отчетность, заниматься поощрением. (В этом смысле Валентина Михайловна Татьянина, начальник заводского БРИЗа,— подлинный энтузиаст-организатор.) Однако для государства дело это экономически явно прибыльное. Каждый рубль, вложенный в рационализацию и изобретательство, сберегает народному хозяйству области 18—20 рублей. Каждое внедренное рацпредложение сэкономило в прошлом году в среднем 1 415 рублей, а изобретение — 28 276 рублей. Вдохновляющая арифметика.

С появлением ТКБ оказалось возможным планировать творчество. Технический совет завода определяет «узкие места», а затем формируются творческие комплексные бригады из людей, способных решить ту или иную задачу. Тут уж начальник цеха не сможет сказать: «Мне Иванов меньше других нужен. Пусть идет изобретать...» Коллектив создается не по формальным признакам. Единство интересов, техническая компетентность, невозможность обойтись именно без вот этого инженера или рабочего — вот что объединяет людей в бригаде. Но когда бригады сформированы, появляется распоряжение по заводу — план работы на год. Его подписывают начальники цехов и утверждает главный инженер, и здесь не может быть такого: «Нет, Петрова я не отпущу, он мне самому нужен!» — приказ есть приказ, право людей на творчество становится для командиров производства не чем-то факультативным — захотел, позволил человеку творить, не захотел, нашел отговорку, не позволил,— а обязательным, таким же важным делом, как и производственный план.

Это очень важно — продумать организационные формы технического творчества. Иначе творческая активность людей захлебнется в организационных неполадках, в текучке. Каждый, кто знаком с работой рационализаторов, знает, что внести рацпредложение — это еще полдела, главное — его реализовать.

Мне говорили: «Очень многое зависит от главного инженера. Если главный — творческий человек, считайте, что вам повезло!»

В этом смысле Липецкому трубному заводу, видимо, «повезло»: В. В. Андреев сам изобретатель и рационализатор и возглавляет одну из творческих комплексных бригад.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены