Новая профессия Сэла Хэллорена

  • В закладки
  • Вставить в блог

Мудрая внешняя политика Коммунистической партии Советского Союза одерживает одну победу за другой. Все чище становится небо над нашей планетой, все ближе становятся друг к другу люди, все больше раскрываются перед ними жемчужины талантов искусства и техники, музыки и поэзии. В последние годы две великие державы, два великих народа Советского Союза и Соединенных Штатов Америки, развевая тучи «холодной войны», заключили ряд основополагающих договоров и соглашений, вселяющих всему человечеству дух оптимизма и уверенности в прочном мире на всей земле. Наша партия, весь советский народ рассматривают итоги последней встречи Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Д. И. Брежнева с Президентом США Дж. Фордом как новый крупный шаг на пути претворения в жизнь Программы мира, выработанной XXIV съездом КПСС. Мы от всего сердца высоко оцениваем вклад, внесенный в это дело товарищем Л. И. Брежневым. В переговорах, проходящих в обстановке откровенности и взаимопонимания, получил новое подтверждение и развитие куре на дальнейшее упрочение советско-американских отношений, позволяющий избавить все человечество от угрозы новой мировой войны, укрепить всеобщий мир,

Этот акт миролюбивой политики Страны Советов вызвал вздох облегчения людей на всех континентах земли. Вместе с советским народом установление дружеских торговых и культурных отношений приветствует большинство американского народа. Но, к сожалению, в США есть силы, которым такое деловое сотрудничество – что кость, застрявшая в горле. Это прежде всего представители военно-промышленного комплекса, «ястребы», как образно их окрестил сам американский народ, пытающиеся вести с нами диалог с позиции силы, в духе «холодной войны». Они не жалеют для этого ни сил, ни долларов, пытаясь подчинить своей идеологии умы американцев и прежде всего молодежи. Именно об этом рассказывают в своей книге «По следам джи-ай» Ким Селихов и Юрий Дерюгин.

«Ястребы» пытаются отравить сознание молодых солдат ядом антикоммунизма, внушают им чувства расовой дискриминации, ненависти ко всем, кто выступает за мир, национальную независимость и социальный прогресс. Их обреченность неминуема. Как нельзя погасить солнце, так нельзя уничтожить желание народов жить в мире и дружбе, любить друг друга, «Ястребы» – это не народ Америки. Это только капля в море. Но капля опасная, которая повисла над весами военной машины, готовой к старту мировой войны. И чем больше мы будем знать о силе ее тяжести, тем больше будет у миролюбивых сил возможностей помешать этой «капле» переполнить чашу весов страшной машины смерти военно-промышленного комплекса империализма.

К вечеру океан разгулялся не на шутку. Сэл Хэллорен не уходил с палубы. А когда брызги осыпали его с головы до ног, он смеялся счастливо и кричал океану: – А ну еще, еще давай! Веселей поворачивайся, старая кляча! С каждой милей настроение у Сэла все больше поднималось. Корабль держал курс к родным берегам. Давно исчезла из глаз кромка вьетнамской земли, а вместе с нею все тревоги и заботы Сэла. Сегодня он самый счастливый человек на земле. Впрочем, так же, наверно, думают и остальные – они горланят сейчас песню на баке, прополаскивая глотки добрым ямайским ромом. Они живы и возвращаются домой. Проклятые джунгли с капканами смерти на каждом шагу остались далеко позади.

Американский экспедиционный корпус покидал берега Вьетнама с оружием и боевыми знаменами, с музыкой, с песнями. Ничего не скажешь, парад удался. А вот война не удалась. Не по своей воле пришлось эвакуироваться американским солдатам.

Впрочем, не все вояки убрались домой. Сэлу тоже предлагали остаться в Сайгоне. Появилась новая заманчивая должность – «гражданский специалист». Нужно было только сменить военную форму на штатский костюм. А работа прежняя: обучать и держать в постоянной готовности марионеточную сайгонскую армию. Заниматься своим делом так же, как те ребята, что сидят по соседству, в Южной Корее и на Тайване. Много их и на острове Окинава. В Азии восемьдесят четыре военных объекта армии США, многие тысячи солдат. А сколько американских парней несут службу в Европе, бороздят на кораблях и подводных лодках моря и океаны!

Для Сэла Хэллорена деньги всегда были главным аргументом, когда требовалось принять то или иное решение, сделать выбор. К этому его приучили с детства. Но тут он колебался. Не порвать ли навсегда с военной службой? Заманчивым было и предложение остаться во Вьетнаме «гражданским специалистом».

Однако, как всегда, вмешался старик. Прислал сыну категорическую телеграмму: «Ни дня больше во Вьетнаме, свяжись с моим другом».

Вот тебе и раз! А когда Сэл надумал было проститься с армией, старик обругал его последними словами. Это письмо и по сей день в чемодане Сэла: решил сохранить для семейного архива. Уж больно оно красноречиво и многословно. Старика словно прорвало. Обычно скупой на слова, он вдруг размахнулся на три страницы.

«Надо быть абсолютным болваном, а не сыном делового человека, чтобы сейчас уходить из армии, – писал он. – Неужели у тебя мозги нурицы и глаза совы при дневном свете, чтобы не видеть реальности? Нет, врешь, время военных в Америке не миновало. Наоборот, оно только начинается. Идет сращивание капитала с военной машиной. Любовные объятия мертвой хваткой. Армия сегодня – это наш с тобой самый большой и надежный бизнес. А ты слюни распустил, собрался удрать от дела...»

Сэл читал это письмо, лежа на госпитальной койке. Поехал с инспекцией в войска и получил пулю в спину. Счастье, что легкое не задето – пуля прошла навылет. За это ему дали медаль и повысили в чине. Но он плевал на эту побрякушку с ленточкой и капитанские звездочки. Он хотел жить, а не валяться на земле со стеклянными, полными ужаса глазами, какие были у тех парней, что вместе с ним попали в засаду. Хорошо отцу рассуждать там, на загородной вилле. Полазил бы здесь, в джунглях, интересно, какую бы тогда песню запел... Нет, с него хватит! Пусть рана заживет, он сделает все, чтобы смотать удочки.

Рана зажила. Сэл снова перечитал письмо отца, и оно показалось ему не лишенным .здравого смысла. Брань, вызвавшая прежде раздражение, теперь пришлась по душе Сэлу. Таким тоном мог говорить только уверенный в своей правоте человек.

И Сэл сделал так, как советовал отец: пошел к его другу генералу Чарльзу Диксону. Тот встретил Сэла словно родного. Они выпили по чашке кофе с ликером, и генерал вручил Сэлу новое предписание: он отзывается на родину.

Капитану Сэлу Хэллорену предстояло освоить новую военную профессию...

– О, наконец-то! А я уж решил, что ты пошел на закуску акулам! – весело воскликнул Джим Смит, когда промокший до нитки Сэл открыл дверь каюты.

Мягкий, приглушенный свет неоновой лампы, отличное виски с содовой, прохладный ветерок от вентилятора – все это настроило офицеров на волну воспоминаний.

Джим Смит и Сэл Хэллорен были друзьями еще с военного училища. Теперь, из армейского далека, Вест-Пойнт казался им земным раем.

– Боже мой, как чертовски быстро летит время! Ведь уже три года, как мы покинули Вест-Пойнт, – сказал Джим.

– Не три, а три с половиной, дружище.

– А мне кажется, это было вчера... Помнишь, как мы оба удивились, когда услышали, что приходимся друг другу дальними родственниками?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Силуэты

Баратынский