Юля, умеющая работать

Александр Бойко| опубликовано в номере №1099, Март 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Если бы я знала...»

Есть в Винницкой области поселок Песчанка. Белые хатки. Сады. И сколько видит глаз — ботва на плантациях сахарной свеклы. Или по-местному — бурака. Кто полол буряки, знает, что такое труд. Зарастет поле быстро, не пройдет и месяца, как ляжет перед глазами бескрайний ковер. В зеленом краю лопухов отведут тебе полосу, и никто не обернется помочь. Нет, на Украине у нас люди добрые, но, коль подросли твои руки и вышел в поле, рассчитывай на себя.

Юля родилась в 1947 году. Кто помнит Украину, разоренную войной, знает, что такое накормить пять ртов на отцовскую зарплату. Когда старшие уже помогали и Юле не нужно было идти в поле полоть буряки, ее посылали. И прежде всего отец. Он раньше всех вставал и позже всех приходил с работы. Долго тер руки, измазанные соляркой, а уложив детей, еще долго «порався» по хозяйству. Поэтому слова отца, посылающего на работу, — закон. Даже для самой младшей, самой любимой.

Остальное время — школа. Драки с мальчишками. Сохранились свидетельства, что в восьмом классе, когда подружки уже невестились, Юля еще дралась. И много бегала.

— А чего ты бегала?

— Та сама не знаю. Носило меня.

— Так, может, ты и в соревнованиях участвовала, в школе или в районе?

— Нет.

— И нигде не тренировалась?

— Нет.

— А что помнишь еще?

— Ничего.

— Как ничего, каких-то семь лет прошло?!

— Если бы я знала, что так будет, то записывала...

«Под бережком, под бережком…»

Отплясали на выпускном вечере в школе. Родители, как положено, собрали в дорогу. Отпела Юля приемные экзамены в Киевском эстрадно-цирковом училище, ждет свою участь. И вместе с ней ждут 379 претендентов на шесть вакантных мест. Не приняли. Расстроилась и вернулась домой. Будем благодарны комиссия, не признала она талант Юли, сохранила ее для нас в другом качестве.

Главврач больницы, всегда аплодировавший из первого ряда, утешил и дал направление на курсы медсестер («Училась я хорошо, вспомнила свои выбрыки в школе и поняла: дальше так нельзя. И зубрила каждую буковку»).

В Виннице она впервые увидела байдарку. Рядом жил тренер по боксу Виктор Щербатюк. Как-то, рассматривая крепкую дивчину («Я была толстая, мамины харчи — это вам не сборы!»), он спросил: «Юлька, а ты не хочешь научиться гребле?» «Как это не хочу?!»

На водной станции тренер Любовь Гура посадила в байдарку, и хрупкая лодочка закачалась под ней, пошла кивать бортами. Ей — гребя! Она боится. «А вдруг опрокинусь?» О том, что плавать не умеет, сказать побоялась. Посидела немного, пересилила страх и потихоньку притронулась веслом к воде. Случилось это 5 сентября 1967 года.

На следующий день Юля, обрадованная, прибежала на пристань, а тренер уехала. На том все и кончилось. А позже, увидев плакат соревнований по народной гребле, Юля не усомнилась ни на секунду и записалась первой. Народная гребля для новичков — это лодки-развалюхи, какими вымощены берега возле водных станций. Села в нее Юля и погребла, шастая от одного берега к другому («Люди прямо, а я в разные стороны, поотрывала все руки и добралась предпоследней»).

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Канатоходцы

Фантастический роман

«Лишь древо жизни»…

С лауреатом Ленинской премии доктором геолого-минералогических наук Иваном Ивановичем Нестеровым беседует специальный корреспондент «Смены» Святослав Рыбас