Яков Бузин в доме отдыха

В Кожевников| опубликовано в номере №231, Октябрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

В заново отремонтированном помещении заводского комитета, в маленькой тусклой комнате пахнет краской, мокрой глиной штукатурки и сыростью, на полу разостланы газеты, на дверях, подоконниках - плакаты: «Осторожно, окрашено».

Председатель завкома Никишин - маленький человек со впалой грудью и большим горбатым малокровным носом на желтом лице - сидит за столом и поглаживает большой плоской и тощей ладонью толстую папку с бумагами. Говорит глухо и монотонно, скосив глаза и угол, где стоит помятая проволочная корзина для бумаг:

- Так вот, Яков Бузин, премируем мы тебя за правильное, социалистическое отношение к труду, что на данном этапе является для нас важнейшим.

Яков Бузин, белобрысый, бесноватый парень с пухлым носом и узкими глазами, заросшими густыми, но короткими рыжими ресницами, сосредоточенно смотрит на толстую глянцевито - желтого картона папку и взволнованно сопит носом.

- Ты, Яков Бузин, молодой пролетарий кузнечного цеха, как лучший ударник имеешь полное право пользоваться всеми удовольствиями, которые мы можем доставить из наших премиальных фондов.

Монотонно и засыпающе гудел предзавкома, все время машинально поглаживая папку. И казалось, что поглаживание тощей ладони о гладкую поверхность картона оказывало на него усыпляющее действие.

- Да чем премируете? - не выдержал Бузин. Предзавкома вопросительно поглядел па

Якова, пожевал губами и переспросил:

- Чем премируем?

Потом, засуетившись по карманам, значительно и лукаво улыбаясь, медленно растягивая слова, проговорил:

- А премируем мы тебя, Яков Бузун, путевкой в дом отдыха.

Придя домой, Яков сказал матери, высокой женщине в сером застиранном платье:

- Вы мне, мамаша, соберите с белья что и белые брюки выгладите.

- Это зачем еще?

Яков, придавая своему лицу строгое, внушительное выражение, сказал.:

- Меня как героя производства в дом отдыха за бесплатно посылают, а вы, мамаша, постарайтесь: мне завтра утром ехать надо.

Мать с шумом выдвинула верхний ящик в тяжелом буром комоде, накрытом вязаной скатертью, низко наклонив свое узкое костлявое лицо со скорбно сжатым морщинистым подбородком.

Роясь в белье, шепотом проговорила:

- Может там харчи слабые будут? Я бы тебе, Яша, сухариков положила б.

- Ты, мать, в очередях всякого наслушалась, ничего не понимаешь, ну и молчи, - вспылил Яков.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены