Выстрел из прошлого

Анатолий Жаренов| опубликовано в номере №1202, Июнь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

А шел уже сорок первый год. Май...

Как ни противился доктор Выходцев, Ивонна настояла на своем. Она устроила так, что ее Валечка и его Евгений все-таки познакомились. Евгений стал часто бывать у Рузаевых. Парни не знали о том, что они братья. И, уж конечно, не имели ни малейшего понятия о том, какие цели преследовала Ивонна. Она же осторожно, но настойчиво готовила их к выполнению предназначенной им роли. Ее Валентин, впрочем, был уже достаточно нашпигован прописями о том, что «жизнь одна и ее нужно использовать себе во благо» что «не ты для людей, а люди для тебя», и прочими премудростями из купеческого кодекса. А Евгения Выходцева «аристократ духа» вскормил на идейке «изначальной предназначенности интеллигента» – этикетки на упаковке подобных идеек сочинялись в свое время земскими врачами и прочими уездными философами. Так что семена, которые щедро бросала Ивонна, попадали на подготовленную соответствующим образом почву.

В июне сорок первого Ивонна написала доктору Выходцеву, чтобы он встретил мальчиков, которые готовы «биться за металл». Это не ее слова, но мысль была именно такой. Она написала доктору, что «они все знают», но им «надо помочь». У доктора глаза полезли на лоб: о металле он не имел представления. «Ты обязан это сделать, Базиль, – писала она, – не только ради нашего прошлого, но и ради их будущего. Если ты этого не сделаешь, я уничтожу тебя, ты потеряешь все: авторитет, наконец, место. У меня есть возможность доказать, что ты преступник, и доказать так, что меня это не заденет. Да если и заденет, терять мне больше нечего. Я хочу, чтобы ты помнил об этом».

Письмо Ивонна написала по-французски, но закончила его постскриптумом из непечатных выражений на родном языке. Не удержалась.

Доктор на письмо не ответил. Началась война.

Ивонна снова рвала и метала.

Мальчики ждали повесток.

«Я не хочу, чтобы вы погибли, – сказала как-то Ивонна. – Золото спасет нас, оградит от войны. Вы будете жить. Мы сумеем перебраться за границу. Мы...»

Она говорила о четверых, но подразумевала двоих – себя и сына.

И когда началась эвакуация нылкинского детдома, Ивонна сказала: «Пора».

Мальчики не хотели умирать, мальчики грезили об Австралии.

– Ну, так что же было дальше, Выходцев? Выходцев уже не выпячивал губы. Сидел мешком

на стуле. Жалкий комок старого мяса и костей, небрежно всунутый в серый костюм... Убийца...

— Мы выкопали саквояж с золотом ночью. И пошли на развилку дорог...

— Продолжайте...

— Саквояж был тяжелый... Думали дождаться попутки, но машин не было... Где-то около пяти утра показался фургончик. Мы остановили его. Анна Тимофеевна сидела за шофера.

— Она не сказала, почему?

— Нет. Сказала только, что торопится. Ей надо было возвратиться за сыном и забрать остатки имущества.

— Почему она поехала лесной дорогой?

— Потому что... Это мы сказали...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте о мрачном предании, связанном с первой женой Павла I, о «королях отечественного детектива» братьях Вайнерах, интервью с выдающимся современным режиссером Владимиром Хотиненко, материал, посвященный 85-летию Альберта Анатольевича Лиханова, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое

Виджет Архива Смены