Вступление в жизнь

Борис Кауров| опубликовано в номере №574, Апрель 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Василий включил радиоприёмник и сел за письменный стол. Сегодня почта была особенно объёмистой: на столе лежало десятка два писем. Последнее время почтальон каждый день приносит ему разноцветные конверты из самых неожиданных мест: Донбасса, Комсомольска - на - Амуре, с далёких пограничных застав, из районов строительства Туркменского канала...

Взгляд Василия остановился на сером с крапинками конверте. На нём стоял штемпель: «Международное».

Письмо было из Болгарии. Василий до этого никогда не получал писем из - за границы. Осторожно разрезал он лезвием бритвы края конверта и, подвинув поближе настольную лампу, быстро пробежал глазами первую страницу.

Письмо было от девушки, учащейся железнодорожного пансиона города Терново Виолеты Петковой. Она писала о том, что в их газете был помещён портрет Василия. Жизнь и работа молодёжи Советской страны очень интересуют её. Поэтому она и решила обратиться к нему.

Девушка подробно рассказывала о жизни болгарской молодёжи, о своей учёбе, о переменах, происшедших в её городе за последние годы, о борьбе народа за мир. В конце письма Виолета просила: «Напишите мне, какой день был самым знаменательным, самым счастливым в Вашей жизни и в чём, по - вашему, заключается смысл жизни».

Василий встал из - за стола, подошёл к окну и поднял штору. Вдаль уходила широкая улица. По обеим сторонам, как бы выстроившись по ранжиру, ярко горели фонари, освещая многоэтажные здания. А там, где огни фонарей почти сливались над скиповым копром, будто врезанная в мутноголубое небо, горела большая пятиконечная звезда. Это его родная шахта «Гигант».

«Так какой же день был самым радостным у меня?» - припоминал Василий. Он долго стоял у окна. Сменяя друг друга, перед ним проходили картины недавнего прошлого. Сейчас ему было немногим больше двадцати лет. Он уже видел много хорошего. А сколько счастья ещё ждёт его впереди!...

Василий опустил штору и снова сел за стол. Взволнованный вопросами болгарской девушки, он решил рассказать ей о своей юности, о друзьях - товарищах, о счастливой судьбе советской молодёжи.

... Вот он вышел из трамвая, подросток в серой кепке и рабочих сапогах. В руках у него был небольшой чемодан.

Он огляделся по сторонам. Перед ним раскинулся пустырь. Несколько человек ходили по нему с аппаратами на треногах, смотрели в тонкие металлические трубки и махали руками своим помощникам, переносившим с одного места на другое длинные с красными и белыми полосками рейки.

- Это планировщики, - раздался голос рядом.

Он оглянулся. Возле него стояли два паренька примерно такого же возраста, как и он. Они разговорились.

- А мы тоже в ФЗО, - сразу же оживившись, сказал один из ребят. - Я почти что местный, из села Лазоватки.

Так Василий Ламовой познакомился с Николаем Сторчевым и Григорием Гончаренко.

Скоро они уже беседовали так, словно были давнишними друзьями. Вместе пошли они в школу ФЗО.

Началась новая жизнь для семнадцатилетнего колхозника Василия Ламового и его товарищей. Был ли этот день знаменательным? Да, конечно.

Василий припоминал всё дальнейшее.

Новичков решили познакомить с шахтами, где им придётся в будущем работать. Этот день тоже запомнился. Привели их на ближайшую шахту «Гигант», одели в спецовки, выдали лампы. Когда клеть стремительно понеслась вниз, Василия охватил страх. Но мастер спокойно объяснил:

- Сейчас мы спускаемся на сотый горизонт.

В руднике они пробыли около четырёх часов. Ребятам всё здесь понравилось.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены