Вступление в жизнь

И Горелик| опубликовано в номере №581, Август 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

У кого есть вопросы? Клава встала, оперлась руками о край стола и замерла в ожидании. Вот наступила минута, которую она ждала с таким трепетом, представляла себе во всех подробностях и которой больше всего боялась. Она испуганно думала о том, что собьётся, что-нибудь напутает, покажется ребятам неумной и совсем ещё не готовой к тому, чтобы вступить в комсомол. А ей уже казалось, что без комсомола она не сумеет прожить и одного дня. Где взять силы, чтобы побороть смущение, трепет и волнение?

Но тот, кто сказал эту простую фразу, секретарь комитета ВЛКСМ Серёжа Солончев, и сидевшая рядом с ним их цеховой комсомольский организатор Зина Костылёва смотрели на неё с улыбкой, ободряюще, как будто безмолвно призывали её не волноваться, помнить, что здесь одни лишь её друзья.

Клава не предполагала, что и Зина Костылёва тоже волнуется. Многих ребят привела Зина в эту комнату, о многих рассказывала комитету, но каждый раз, ободряя вступающих спокойным, уверенным взглядом, она волновалась так, как будто сама впервые держала экзамен перед комсомолом.

Ребята расположились на стульях, на скамьях, на диване и даже на подоконниках, отодвинув в сторону горшки с цветами. За окном моросил мелкий, октябрьский дождик, и не было ничего торжественного вокруг. Но Клава Фетисова знала, что сколько бы лет её жизни ни прошло, она всегда будет помнить и выражение лица Серёжи Солончева, и горшки с цветами, и диаграммы на стенах.

И ещё всё время перед её глазами стоял памятник Ленину, воздвигнутый на улице у самого входа в это здание. Каждое утро, направляясь к проходной, она видела высокую строгую гранитную трибуну, на которой, чуть подавшись корпусом вперёд, положив руки на её края, стоял Ильич.

«Что говорил с трибуны Ленин?.. Вдруг спросят?» - подумала Клава. Было немало старых рабочих, которые хорошо помнили августовский день восемнадцатого года, день, когда на этот завод приехал Владимир Ильич. И не только из рассказов знала об этом Клава Фетисова. Она прочла те вдохновенные слова Ленина.

Ленин говорил о русских рабочих, совершающих чудеса, чтобы защитить свою страну от хищников империализма и создать на развалинах старой России новую, социалистическую страну, «...мы верим, - говорил Ильич, - в творческую силу и социальный пыл авангарда революции - фабрично-заводского пролетариата...»

И взрослые рабочие и молодёжь завода всегда проявляли инициативу в труде. На стройке Магнитки и в шахтах Донбасса работали их машины. Сейчас на заводе изготовляют моторы к шагающим экскаваторам для строек коммунизма под Куйбышевом и Сталинградом. Молодёжь работает не покладая рук, и Клава Фетисова трудится вместе со всеми...

Будто догадавшись о тех мыслях, которые проносились сейчас в сознании маленькой, хрупкой девушки, двадцатилетней револьверщицы реостатного цеха, ребята стали задавать ей вопросы, больше всего отвечавшие её настроению:

- Какими орденами награждён комсомол?

- Что говорил Владимир Ильич на Третьем съезде комсомола?

- Какими орденами награждён наш завод?

Клава овладела собой, говорила не торопясь. Она очень хорошо знала, какими орденами награждён комсомол. Она гордилась тем, что работает на заводе, удостоенном ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени. Клава отвечала просто, но с оттенком гордости. И когда уже вопросы были исчерпаны, перед тем как сесть на своё место, она добавила, смущаясь:

- Я оправдаю... Я постараюсь сделать что-нибудь полезное...

Она не договорила, но всем была понятна её мысль.

Тогда Серёжа Солончев сказал:

- Кто за? Ну вот, Клава, приняли тебя единогласно.

И все заулыбались, а Зина, незаметно для других, сжала свои руки над столом и потрясла их в знак того, что она поздравляет Клаву. И только тогда Клава догадалась, как волновалась Зина вместе с ней.

* * *

Клава работала на револьверном станке. Ей приходилось обтачивать всякие мелкие детали: болтики, винты. Возьмёшь деталь в руку, а её и не видно! Эта работа интересовала её, и она с охотой и вниманием следила за тем, как резец отслаивает тонкий слой металла, как отскакивает стружка и как выходит изящно отделанная вещица. В своё время она станет в реостат, и на каком-нибудь заводе, куда он поступит вместе с электродвигателем, не будут знать, кто обточил тот или иной болтик. Но Клава-то знала, что в реостате и её доля труда!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте  об истории создания знаменитой картины Серова  «Девочка с персиками», о «великиом «будетлянине» Велимире Хлебникове, о мало кому известной поездке в Россию Чарльза Лютвиджа Доджсона,  больше знакомого нам как  Льюис Кэрролл,  о необычной судьбе крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой,  о жизни и творчестве Сергея Рахманинова, новый детектив Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Памяти Карла Либкнехта

К 80-летию со дня рождения