На мирных рельсах

С Крутилин| опубликовано в номере №581, Август 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Солнце только что село; стало прохладнее. Сухой, жгучий ветер, который весь день дул из степи, с верховий Каспия, притих, успокоился, а с ним, кажется, будто притихла и хлопотливая жизнь железнодорожного посёлка. Пастухи пригнали стадо; закрылись ворота вагоноремонтного пункта; молодёжь высыпала на футбольное поле ещё не достроенного стадиона, на волейбольные площадки. Оттуда доносятся звонкие удары по мячу.

На станции вереницы эшелонов; тихо посвистывая, снует туда и сюда кропотливая «овечка» с одним светящимся глазом: маневровый паровоз составляет новые поезда.

Неподалёку от вокзала, в большом кирпичном доме, утопающем в зелени низкорослых клёнов, помещается управление отделением. В окнах ярко горит свет. Здесь находится «мозг» узла, пульт регулировки движения грузов по отделению дороги - диспетчерская.

Борис Миронов спешил на смену. И всё-таки он остановился у диспетчерской.

Бориса всегда как-то манила к себе работа диспетчера. Он знает, что нигде, даже в пути, на паровозе, не ощущаешь с такой остротой биение жизни на рельсах, как здесь, в небольших, скупо отделанных внутри полотном комнатах, занимаемых диспетчерами. Их двое: Надя Усова - невысокого роста девушка в форменном белом кителе с комсомольским значком на груди, обслуживающая северный участок пути от Котельникова по направлению к Сталинграду, до станции Абганерово, и Иван Денисович Сафонов - пожилой человек с седой головой и волевым лицом; он дежурит на южном «крыле» - так здесь называют участок от Котельникова до Куберле - узловой станции, принимающей грузы для Цимлянского гидроузла.

Борис, стоя у окна диспетчерской, закурил. Хотя он знал о подходе своего паровоза, ему всё же ещё раз хотелось уточнить, намного ли раньше графика он следует, какой эшелон ведёт.

Из окна до его слуха то и дело доносилось:

- Диспетчер!

- Я диспетчер...

И он видел, как Надя наклоняется над большим покатым столом, на;

котором разостлан лист бумаги, исчерченный разноцветными линиями, график прохождения поездов. Рядом с ней селектор - аппарат, связывающий её с дежурными по станциям, депо, другими узлами дороги.

- Диспетчер! Поезд № 1209 проследовал разъезд 161-го километра в двадцать один десять... На тридцать минут раньше графика...

- Сходу?

- Да...

- Понятно... - отвечает Надя и на минуту задумывается. Широкий лоб её прорезает неглубокая морщинка. Она смотрит на часы: 21 час 15 минут. «Скоро пассажирский, - думает она. - Как бы он не нагнал!» Взгляд её падает на плакат, прибитый немного ниже часов: «Диспетчер! Продвигай поезда с грузами для великих строек коммунизма со скоростью 700 им в сутки!» «Да-а... Эшелон срочный. Кажется, комсомольцы ведут его хорошо. Они успеют доставить его в Котельникова до закрытия перегона для пассажирского».

Надя делает отметку в графике о проследовании эшелона через разъезд 161-го километра и проводит коричневым карандашом линию вниз: груз, предназначенный для великой стройки, ещё на десяток километров приблизился к Дону.

- Гремячее! - вызывает Надя следующую на пути эшелона станцию. - Дайте путь поезду 1209. Приложите к жезлу Кирсанову записку, что его нагоняет пассажирский; если так будет держать, Курмоярскую дадим также сходу...

- Есть! - чётко отвечает мужской голос.

«Наш идёт», - думает, слушая этот разговор, Борис Миронов. Ему всё ясно: и характер груза, который ведёт их комсомольский паровоз, и скорость его следования. Спрашивать и беспокоить Усову незачем, но он всё же не спешит уходить; затягиваясь папиросным дымом, Борис ещё несколько минут вслушивается в разговор диспетчера с дежурными по станциям, с машинистами, с дежурными по депо, и ему ясно представляется, как спешат по стальным рельсам поезда от Сталинграда вниз, к Сальску; от Краснодара - к Куберле.

- Ты о чём это размечтался? - услышал вдруг Борис рядом с собой знакомый голос Ивана Григорьевича Калмыкова, старшего машиниста. Борис, удивлённый и, обрадованный, поздоровался с Калмыковым. Старший машинист находился сейчас в отпуске, и говорили, что он надолго уехал в Москву - проведать старых друзей, посмотреть столицу. Потому-то так неожиданна была эта встреча.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены