«Встречный»

  • В закладки
  • Вставить в блог

Один товарищ, просмотрев новый фильм режиссеров Эрмлера и Юткевича «Встречный», так выразил свое мнение:

- Прекрасный фильм. Соревнование, жизнь завода показаны на большой палец. А вот конец испорчен... Ведь это же безобразие: выпивают в честь нового члена партии! Пьют вино в ознаменование большевистской победы!

Давший эту оценку товарищ - не ханжа и не аскет. Секретарь заводской ячейки комсомола, он не находит предосудительным, когда товарищи отмечают распитой бутылкой вина большое радостное событие, праздник или когда ребята танцуют, слушают патефон, модно одеваются. Но, вступая в область искусства, этот товарищ сразу меняет взгляды. Здесь его представления и вкусы обусловлены теми низкокачественными, идейно бедными образцами, которые не так уж редко показывал наш экран в последние два года наряду с отдельными вещами подлинного мастерства.

И не только в области кино мы имеем это явление. И в литературу и в музыку просачивалось слащавое приспособленческое дрянцо, искажающее, схематизирующее, обедняющее нашу действительность, показывающее вместо живых людей социализма каких - то бесплотных красных ангелочков.

Фильм «Встречный» - это не только победа кино, это - победа всего фронта советского искусства, переживающего теперь полосу нового мощного подъема. В наших спорах о социалистическом реализме, о путях и средствах наиболее выпуклого и глубокого показа правды социалистической стройки опыт фильма «Встречный» очень многое поможет уяснить.

Самая крупная художественная победа «Встречного» - естественное, свободное движение его образов. У каждого образа есть свой особенный путь развития, зачастую не влезающий в рамки схематических представлений о действительности. Но сквозь разнообразие и пестроту характеров, сквозь причудливую ткань событий и фабульные неожиданности пробивается и все громче и громче звучит главная идея вещи - идея побеждающего все трудности социалистического труда.

Мастер Бабченко (артист Гардин) приходит в партию не только потому, что испытывает мощное влияние коллектива, но и потому, что задето чувство его профессиональной гордости. Авторы фильма, создавая образ старого мастера, отталкивались не от убогой схемы. Чувствуется не только прекрасное знание «типичного характера при типичных обстоятельствах» (Энгельс), но и меткость глаза, знание деталей быта, начиная от манеры старухи Бабченко наливать стакан водки мужу, кончая хрипом граммофона, который ублажает тоскующего мастера.

Изумительно сделаны и образы инженера Скворцова и его матери. Внутренняя опустошенность этих осколков старого общества, у которых не хватает искренности даже в отношениях друг с другом (сцена у рояля), переданы выпукло, весомо. В каждой мелочи, - в четырехугольном черепе Скворцова, в разбитом оконном стекле, сквозь которое инженер смотрит на вечереющий Ленинград, в сухих пальцах матери, пробегающих по клавиатуре рояля, во всем этом - огромная сила ненависти восходящего класса к старому миру и огромная жизненная правда.

Образы Бабченко и Скворцова наиболее удались авторам. С меньшим мастерством сделан образ секретаря парткома. В его обращении с массой рабочих сквозит иногда актерский наигрыш. К чему, например, это лукавое подхлестывание, подзадоривание рабочих в сцене с монтажом станка? Разве не видит зритель, что «старая гвардия» во главе с Бабченко охвачена подлинным энтузиазмом и свое задание выполнит?

Но все же и образ секретаря парткома, и образ его горячего, незакаленного в битвах друга - инженера Павла, и образ жены Павла - комсомолки - работницы, намечены правильно. Новое и интересное в подаче этих персонажей - показ их в различной обстановке, без назойливого нагромождения «производственного фона», столь типичного для халтурных фильмов на производственные темы. Мы видим героев дома, на вечеринке, на прогулке в белую ночь, и все же чувствуем, что центр жизни этих людей - завод.

Сам завод с точки зрения архитектурного оформления фильма подан блестяще. Нужно отметить талантливую работу художника - архитектора Б. Дубровского - Эшке. Механический цех завода - гиганта дан без наивного, кустарного «реализма». Точно так же, как архитектор сумел уловить и выпятить на первый план типичные линии, и контуры вещей, лак и звукооператоры (Л. Волк и Н. Дмитриев) услышали характерные звуки обрабатываемого металла, специфические шумы завода, которые не тонут в общем «индустриальном шуме и грохоте». А ведь именно такой сплошной шум был характерен для фильма «Симфония Донбасса» и др. Звук в фильме «Встречный» несет полную нагрузку. Он подан скупо, экономно, но зато он не прикрашивает, не обрамляет механически, как рамка, материал фильма, а является его органическим элементом. И здесь намечается линия приближения звукового кино к театру, все большего и большего насыщения синтетического искусства кино.

Сквозь весь фильм проходит ощущение радости победившего класса. Молодое солнце светит хозяину эпохи. Монументальность образов, крупный план - все это черты нового формирующегося стиля.

Основная мелодия фильма, написанная композитором Шостаковичем, не блещет новизной. Легкий, неглубокий, быстро запоминающийся, но и быстро забывающийся мотив. Песни наших композиторов, работающих в кино, еще плохо конкурируют со старыми песнями. В массы перешли песенки беспризорных и гуляющих фабричных из «Путевки в жизнь» и «Златых гор». А новые песни этих фильмов привились плохо. Здесь предстоит огромная благодарная работа для наших композиторов и поэтов. Звуковое кино - несравненное средство распространения массовой песни.

Фильм «Встречный», сделанный в 2 месяца и 15 дней ударным коллективом ленинградской госкинофабрики к 15 - летию Октября, достоин той исторической даты, которой отмечено его появление. Он знаменует новый подъем советского кино, идущего трудным извилистым путем к вершинам социалистического искусства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены