Весли Эверест

Джон Дос-Пассос| опубликовано в номере №235, Декабрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Джон Дос-Пассос, автор печатаемого рассказа, является одним из крупнейших писателей САСШ и одним из искренних и убежденных друзей Советского Союза. Дос - Пассос - член Международного объединения революционных писателей.

Когда Весли Эверест приехал на родину с Германского фронта, он демобилизовался из армии и вернулся к своей прежней работе лесоруба.

Его предки, происходившие из старого Теннесси и Кентукки, - целая семья лесорубов и охотников за белками, - переселились в свое время в гигантские леса тихоокеанского побережья. В армии Эверест считался метким стрелком и даже получил медаль за удачный выстрел.

Уже с давних пор предприниматели и политиканы Вашингтона заинтересовались гигантскими лесными богатствами тихоокеанского побережья благодаря чему:

Десять монопольных компаний, объединивших тысячу восемьсот два предпринимателя, монополизировали тысячу двести восемь миллиардов восемьсот миллионов (1.208.800.000.000) квадратных футов строевого леса, чего было достаточно для постройки плавучего моста шириной свыше пяти и толщиной свыше двух футов на протяжении от Нью - Йорка до Ливерпуля.

Дерево для строительных лесов, для роскошных загородных дач, для бараков и хижин, для пароходов и для изготовления бумаги, бумаги для желтых журналов, газетных передовиц, объявлений, регистрационных карточек и прейскурантов.

Лесорубы, плотовщики, тесовщики, пильщики были рабами лесной империи, где вдруг появились организаторы ИРМ, «воббли», как их называли в Америке. Они говорили, что леса принадлежат всему народу, что за работу надо платить наличными деньгами, а не талонами на покупку товаров в хозяйских лавках, что рабочие должны иметь место, где высушить взмокшую от пота рубаху после работы на снегу и морозе, что они должны иметь восьмичасовой рабочий день, чистые бараки и хорошую пищу. Когда Весли Эверест вернулся домой из Европы, он сразу же вступил в ряды союза, присоединившись к местному комитету лесорубов в городе Централия.

«Воббли» были «красные». А слыть красными летом 1919 г. было гораздо хуже, чем слыть пацифистами летом 1917 г.

Лесопромышленники и владельцы лесопильных заводов были патриотами. Они выиграли войну, которая подняла цены на лес с 16 до 116 долларов за тысячу кубических футов. Были даже случаи, когда правительство платило 1.200 долларов за тысячу. Они решили во что бы то ни стало очистить от «красных» район лесных разработок.

Короче говоря, они сформировали Ассоциацию работодателей и Легион лойяльных лесорубов. Легион был сформирован из местных демобилизованных из армии хулиганов, чтобы устраивать налеты на помещения союза, избивать и линчевать его организаторов, сжигать подозрительную литературу.

В день памяти павших в гражданской войне 1861 г. бандиты из Американского легиона, возглавляемые группой лесопромышленников из местной торговой палаты, ворвались в клуб союза лесорубов и жестоко избили всех, кто оказался в это время в помещении. Многие из рабочих были арестованы.

Газеты и брошюры, найденные в клубе, были сожжены, а мебель продана с аукциона. До сих пор письменный стол «вобблей» стоит в здании торговой палаты.

Лесорубы наняли новое помещение, и союз продолжал расти.

Накануне Дня перемирия в 1919 г. в городе ползли слухи, что на клуб союза состоится налет. Молодой человек из хорошей семьи и с хорошими манерами, по имени Уоррен Гримм, был в свое время офицером американских войск в Сибири. Это создало ему авторитет в делах, касающихся рабочих и большевизма. Поэтому он был избран командующим силами стопроцентных американских граждан Централии, чтобы навести страх божий на непокорных лесовщиков.

Лесорубы, посоветовавшись с адвокатом, решили, что они имеют полное право защищать свой клуб и самих себя от нападения.

Весли Эверест был метким стрелком. В День перемирия он надел свою военную форму и набил карманы патронами. Эверест был плохим оратором. На митинге в союзном клубе перед нападением шли разговоры о том, что легионеры собираются линчевать руководителей комитета. Весли Эверест не выступал, он ходил по рядам в своей куртке солдата, надетой поверх рабочего комбинезона, и раздавал литературу. Когда ребята сказали, что они не допустят второго погрома, он остановился в проходе с газетами в руках, свернул папироску и улыбнулся тихой, насмешливой улыбкой.

День перемирия был сырой и холодный. Туман спускался в город с Пуджет - Саунд и падал каплями с темных сучьев сосны и блестящих фасадов городских лавок. Уоррен Гримм командовал парадом легионеров. Все были в военной форме. Когда колонна их прошла мимо клуба союза, не остановившись, лесорубы вздохнули свободно. Но на обратном пути легионеры остановились как раз перед входом в клуб. Кто - то пронзительно засвистел.

Кто - то крикнул:

- Ну - ка, двинем на них, ребята.

Легионеры разорвали фронт и ринулись к дверям. В ответ раздались выстрелы. Стреляли откуда - то из глубины зала.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

О поэтическом словаре

Лаборатория творчества