Всего один день

опубликовано в номере №842, Июнь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

B этот день не случилось ничего особенного. Это был самый обычный день. Мы просто следовали за Альфредом Рубиксом с блокнотом и фотоаппаратом.

На столе в комитете со вчерашнего вечера лежала записка. В уголке ровным почерком адрес: «Секретарю комитета ВЛКСМ политехнического института Альфреду Рубиксу». Ниже пять фамилий. Собственно говоря, все это произошло на глазах у Альфреда. Студенты, значившиеся в списке, вчера отказались ехать по распределению. По сравнению с двухтысячным коллективом их было совсем немного, горсточка. Но все равно это неприятно. Люди, видно, как-то неправильно представляли себе будущую профессию или, может, вообще не думали о ней серьезно, если при первом же испытании от нее отреклись. Есть ведь такие, что делят жизнь на совершенно независимые друг от друга отрезки, не заботясь о том, что получится в результате, – сначала школьник, потом студент, потом еще кто-то.

У самого Альфреда было иначе, во всяком случае, он твердо знал, чего хочет. Школа, техникум, Рижский электромашиностроительный завод, армия, потом снова завод и снова учеба: он стал студентом-вечерником политехнического института. К этому времени Альфред твердо решил стать инженером-механиком и никем больше.

У многих, конечно, путь к профессии бывает и легче и неопределенней. Некоторые, дойдя до четвертого курса, так толком и не знают, кого из них готовят. Хорошо, что сейчас в вузах делается многое, чтобы студенты как можно раньше осознали себя инженерами. Не просто учащимися, но творцами каких-то конкретных ценностей. Альфред понимал, что способствовать укреплению этих связей с производством – его первый долг.

До начала лекций в комитет забежал Евгений Окунцов, невысокий блондин с электроэнергетического, руководивший у себя на факультете студенческим конструкторским бюро. Бюро получило уже больше десятка серьезных заказов от разных предприятий, от Академии наук, от «Латвэнерго». И результаты уже налицо. Студенты помогли рабочим фабрики «Фурнерс» избавиться от электростатических зарядов, возникающих при обработке древесины. Осветили институтский каток, теннисные корты, столовую. Сейчас проектируются скользящая электромагнитная муфта для новой лебедки, кабельная сеть для фабрики «Ригас аудумс», автоматы для «Латвэнерго». Студенческое конструкторское бюро стало полулярным не только в Риге. Окунцов забежал в комитет, чтобы выяснить, как обстоят дела с поездкой их делегации в ГДР, на студенческую научную конференцию.

За таких, как Окунцов, Альфред был уверен, можно не беспокоиться. Эти знают, чего от них ждут, и предложение распределительной комиссии не застанет их врасплох. Хорошо было бы, конечно, ввести для всех предварительное распределение, чтобы студенты уже, скажем, с третьего курса знали, куда их направят после вручения дипломов. Тогда наверняка не будет списков, подобных тому, о котором говорилось вначале.

После беседы с Окунцовым Рубине направился на РЭЗ – посмотреть, как чувствуют там себя студенты. В заводоуправлении Альфред заметил знакомую фигуру. Кивнул. Фигура не ответила. Очевидно, по рассеянности. Это Улдес Браканскис, или Жак Паганель, как зовут его между собой друзья. Вот уже полгода он штатный инженер завода, хотя диплома еще не получил. Улдес с первых курсов был известен тем, что в любом вопросе докапывался до первооснов. Как-то в курсовой работе, рассчитывая максимальную мощность районной электростанции, Браканскис тщательно изучил расход воды в местной речке за последние... двадцать лет. Это было настоящее научное исследование. На РЭЗе «Паганеля» заметили еще с преддипломной практики и пригласили в конструкторское бюро. Сейчас Браканскис перерывает библиотеку, готовя дипломный проект «Оборудование электропогрузчика». Его руководитель инженер Хромушкин говорит, что дипломная работа Браканскиса представляет большой интерес и, очевидно, ляжет в основу нового типа электропогрузчика. Сейчас в политехническом институте большая часть дипломов делается именно так, как у Браканскиса, – по заказу предприятий...

Первокурсники работали сосредоточенно, в обычных спецовках и, пожалуй, ничем не отличались от остальных – Айнис Купч, Микельс Бичевский, Лудис Жагарс и еще человек десять – в разных цехах и корпусах. Мастера были довольны студентами: сообразительные и стараются. Студенты тоже, в общем, не жаловались. Подключить станок, сделать деталь – для будущего инженера это и полезно и интересно. Но одно обстоятельство сильно беспокоило и прошедшего уже трудовую школу Купча и вчерашнего десятиклассника Бичевского: не было у них настоящей внутренней связи с заводом. Вроде бы и от своих отстали и к чужим не пристали. Дело в том, что производственная практика порой плохо увязывается с учебной программой. И практиканты, не принося большой пользы заводу, в то же время многое упускают в учебе. Альфред пометил в записной книжке: «Еще раз поговорить в деканате». Как раз на прошлом заседании комитета .он предложил добиться более тесной связи между учебным процессом и практикой на заводе. И они это сделают.

В четыре часа Рубикс был уже на факультете автоматики и вычислительной техники – в представительном здании на Аусекля, 9.

Собрание факультета было бурное, хотя сессия уже изрядно вытянула и убледнила лица. Учитывая решения XIV съезда комсомола, «автоматчики» вырабатывали, как и механики, и химики, и строители, общественный договор с подшефными предприятиями. Студенты хотят не только обмениваться знаниями с заводскими комсомольцами, но и устраивать совместные вечера, спортивные встречи, создавать на заводах группы по подготовке рабочих в вуз.

Разошлись только вечером. Бульвар Падомью блестел от дождя. Альфред и не заметил, что днем шел дождь.

День кончался. И прошел он неплохо...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены