Всадники ниоткуда

  • В закладки
  • Вставить в блог

Часть вторая «Сотворение мира»

Самолет призрак

В Москве мне не повезло: перенести лютую антарктическую зиму, ни разу не чихнуть в шестидесятиградусные морозы и простудиться в осенней московской слякоти, когда даже ночью синий столбик в термометре за окном не опускался ниже нуля. Правда, в ближайший вторник медицина обещала мне полное выздоровление, но в воскресенье утром я еще лежал с горчичниками на спине, лишенный возможности даже спуститься к почтовому ящику за газетами. Впрочем, газеты принес мне Толька Дьячук. И хотя по приезде из Мирного он сразу же вернулся к себе в институт прогнозов, к своим картам ветров и циклонов, и в нашей возне с розовыми облаками не участвовал, я искренне обрадовался его приходу. Толька уютно сидел в кресле у окна и мурлыкал под гитару что - то им же сочиненное.

- Нравится? - наконец спросил он.

- Что нравится? - не понял я.

- Что, что... Песня, конечно.

- Какая? - Я все еще не понимал его.

- Не слышал, значит, - вздохнул он. - Я так и думал. Придется повторить, я не гордый. И он запел протяжным говорком, как безголосые «шансонье», не расстающиеся с микрофоном. Кто знал тогда, какая завидная судьба ожидает это творение Дьячука!

- Всадники ниоткуда - что это? Сон ли? Миф?.. Вдруг в ожидании чуда... замер безмолвно мир. И над ритмичным гудом... пульса моей Земли... всадники ниоткуда строем своим прошли... Право, сюжет не новый... Стержень трагедии прост: Гамлет решает снова... вечный, как мир, вопрос. Кто они? Люди? Боги?.. Медленно тает снег... Снова Земля в тревоге, и передышки нет... Он сделал паузу и продолжал чуть - чуть мажорнее:

- Кто ими будет познан? Сможем ли их понять? Поздно, приятель, поздно, не на кого пенять... Только поверить трудно. Видишь - опять вдали... всадники ниоткуда строем своим прошли... Он вздохнул и посмотрел на меня в ожидании приговора.

- Ничего, - сказал я. - Поется. Только «откуда у хлопца испанская грусть»? Пессимизм откуда? «Поздно, приятель, поздно, - передразнил я его. - Не на кого пенять!» А что, собственно, поздно? И на что пенять? Тебе льда жалко? Сними - ка лучше горчичники, уже не жгут. Толька содрал с моей измученной спины уже высохшие горчичники и сказал:

- Между прочим, их и в Арктике видели.

- Горчичники?

- Не смешно.

- Вероятно, страшно?

- Может, и страшно. В Гренландии тоже лед срезают. Есть телеграммы.

- Ну и что? Теплее будет.

- А если весь лед Земли? И в Арктике, и в Антарктике, и в горах, и в океанах?

- Тебе лучше знать - ты же климатолог. В Белом море будем сардинку ловить, а в Гренландии апельсины посадим.

- В теории, - вздохнул Толька. - Кто может предсказать, что произойдет в действительности? Никто. Да и не во льдах суть. Ты выступление Томпсона почитай. ТАСС его полностью передал. - Он указал на пачку газет. - Трудный дядька. Много крови испортит, - прибавил он. - И не только нам. Кстати, он и словечко наше использовал. С подачи Лисовского: хорзмен фром ноуэр.

- Всадники ниоткуда. А ведь это ты придумал, - вспомнил я.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены