Во всем — итальянцы

Андрей Маркевич| опубликовано в номере №1406, Декабрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Марина, многие наши любители музыки полагают, что вы «чистая» исполнительница. А ведь вы сочиняете музыку, не так ли?

— Да, вместе с моим продюсером и композитором Энцо Малепассо.

— Неужели это тот Малепассо, который как исполнитель занял второе место в Сан Вено 80 вслед за Тото Кутуньо?

— Да, тот самый. Но Энцо больше не поет.

— Что-нибудь случилось с голосом?

— У него никогда его не было, — врывается в беседу зашедший в комнату Пупо. — То, что он бросил петь, — самый его весомый вклад в итальянскую эстраду... Кстати, на том фестивале я был всего лишь третьим...

Проговорив все это, шутник Пупо исчез так же быстро, как и появился.

— Марина, а что вам помешало победить в Сан-Ремо?

— Об этом лучше спросить организаторов фестиваля... Знаете, я не люблю быть первой. По-видимому, я не лидер по натуре. Когда я тихо-мирно выступала с песней «Моя подруга, луна», я догадывалась, что это шлягер, но что первого места мне не видать все равно. Так оно и случилось.

Надеюсь, что советские телезрители увидят меня на будущем фестивале в Сан-Ремо, где я собираюсь принять участие, но только в том случае, если устроители пойдут на уступки и пригласят большой оркестр: надоело открывать рот под фонограмму. Сан-Ремо превратилось в конкурс фонограмм различных студий грамзаписи, а не в состязание певцов. Я хочу выступать «живьем»...

— Вам доводилось выступать перед враждебно настроенной публикой?

— О, сколько раз! За один летний сезон я даю в Италии примерно 80 концертов. Это много, очень много. И два-три раза обязательно наталкиваешься на неприятие, на враждебное к тебе отношение. Впрочем, может быть, дело не в аудитории, а во мне самой? Я ведь тоже человек, могу плохо себя чувствовать, быть усталой и не выложиться на все сто. А публика это сразу замечает, мое раздражение тотчас передается ей. Да, от публики многое зависит. Я знаю исполнителей, которых в свое время «обстреливали» картошкой и которые все-таки выстояли, поскольку твердо верили в себя, в свое предназначение.

— Скажите, как же вам с Энцо удается сочинять музыку вдвоем?

— Сочинять — громко сказано. Когда мне приходит а голову мотив, беру гитару и наигрываю что-нибудь под «ляляля». Энцо записывает ноты, обрабатывает и аранжирует мелодию. Таким вот образом мы написали песню «Ангел мой», которую я посвятила моему сыну, и все вещи моего последнего, третьего по счету альбома.

— А кто пишет песенные тексты?

— 49-летний поэт Луиджи Альбертелли.

— Сами вы стихов не пишете?

— Никогда. Поэтом надо родиться. Впрочем, своим неписанием текстов я оказала нашей эстраде большую услугу.

— О чем же нравится петь?

— О любви! Но не о любви вообще, абстрактной какой-нибудь, и не декламировать: «Я тебя люблю, я не люблю тебя». Мне нравится, когда речь идет о любви и как бы не о ней, а о жизни. Сейчас поясню: предположим, сижу в кафе, пью кофе, раздается стук дверцы машины, открывается дверь — и...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Моя пятилетка

На этой странице, дорогие читатели, — портреты молодых комсомольцев и коммунистов, о которых «Смена» рассказывала в разные годы заканчивающейся пятилетки

Продаются дети…

Мир капитала: мифы и правда о правах человека

Навстречу людям

«Смена» о лауреатах премии Ленинского комсомола 1985