Во имя жизни

А Письменный| опубликовано в номере №355, март 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Жестокие бои с немецкими захватчиками рождают великие ценности: дружбу, сцементированную кровью и огнем, и мужество, о котором возникают легенды.

Эта дружба родилась под огнем врага на лесной финской высоте, у которой не было названия. Сердца двух воинов бились рядом в течение двадцати часов, и кровь скрепила их братство навеки. Старший был коммунистом, младший - комсомольцем. С беззаветной отвагой они выполнили свой долг. Одним Указом присвоено им звание Героя Советского Союза - мертвому и живому.

Вот простой рассказ о величии их мужества и дружбы.

Как - то ночью значительная группа фашистских войск прорвалась в стык между нашими частями и заняла тактически важную высоту. Назовем ее Безымянной.

Взвод пограничников, среди которых были старший политрук Руденко и боец комсомолец Кокорин, штыковым ударом выбил противника с этого рубежа.

Всю долгую ночь под надоедливым дождем и под непрестанным огнем неприятеля горстка пограничников удерживала высоту Безымянную.

Под утро на высоте не осталось ни одного невредимого бойца. Командир взвода был убит. Погиб в бою лучший пулеметчик. Несколько раз были ранены Руденко и Кокорин. Но они продолжали сражаться.

Когда подошли к концу патроны, Руденко приказал Кокорину, выполняющему обязанности санитара, собрать всех, кто может ходить, взять тяжело раненых и уползать с ними в тыл.

Много лет Руденко служил в пограничных частях, и профессия чекиста выработала в нем особую психологию. Основой ее было чувство долга. Высоту необходимо было удержать - значит, он должен был остаться для ее защиты. Кокорин ответил:

- На основании присяги я не имею права оставлять командира одного.

Руденко повернул к нему лицо и сердито произнес:

- На основании присяги вы обязаны выполнять распоряжения командира беспрекословно, Кокорин козырнул и скрылся за мшистыми финскими валунами. Руденко остался на высоте Безымянной, продрогший от холода, мокрый от дождя, и одиночными выстрелами из ручного пулемета поражал видимые цели. Он вспомнил прочитанную где - то фразу: «Жить пресмыкаясь, как лягушка в болоте, глупо и бессмысленно». Дальше в той книге говорилось о том, что тяжело умирать, когда сознаешь, что жил ты неверно и что памяти после тебя не останется никакой. Но красивой смертью нестрашно умирать, говорилось в той книге. Имя твое не умрет вместе с твоим телом. Такой смерти можно не бояться, - это бессмертие, а не смерть...

Превозмогая боль, которую причиняли ему раны, он передвигался с ручным пулеметом по всему фронту, обманывая врага. Фашисты не должны были заподозрить, что на высоте остался только один боец.

Часа через два он услышал позади себя высокий голос Кокорина. «Вернулся, вот черт!» - и радостно стало на сердце у Руденко.

Кокорин доложил, что, отправив раненых в тыл, он вернулся на свое место, потому что не может оставить старшего политрука. Руденко промолчал, а потом произнес глухо:

- Ну что ж, составляй тогда левый фланг моего «подразделения».

Он был уверен, что Кокорин вернется, и то, что так это и случилось, сильно взволновало его. Он почувствовал непривычную нежность к этому человеку. И от того, что подобное чувство приходилось редко испытывать, ему было радостно и немного стыдно.

И вот Руденко и Кокорин вдвоем стали продолжать неравную борьбу. Они боролись не за свою личную жизнь - их судьба казалась предрешенной: они боролись за судьбу страны, за свободу народа и шли на гибель во имя его жизни.

Спустя некоторое время Руденко заметил в лесу, за поляной, какое - то оживление. Сквозь мерный шум дождя ничего нельзя было расслышать, но старшему политруку казалось, что он различает короткие, резкие фразы на немецком языке - слова выговора или команды. Затем за стволами берез замелькали темные фигуры и к высоте Безымянной долетел знакомый угрюмый крик «Алля - ля!...» Фашисты пошли в атаку. Они не осмелились лезть прямо в лоб. Продвинувшись к подножью высоты, солдаты остановились. На высоту полетели гранаты. Приятной особенностью отличались они - это были немецкие гранаты: они рвались на полторы секунды позднее, чем нужно было, чтобы наверняка поразить цель. Руденко поймал на лету первую гранату и изо всей силы швырнул ее во врагов.

- Отгружай обратно! - крикнул он своему единственному бойцу, заменявшему теперь целое подразделение.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о жизни и творчестве «короля смеха» Аркадия Аверченко,  об удивительной судьбе датской принцессы Дагмар - российской императрицы Марии Федоровны, об авторе знаменитой повести «Дом на набережной» Юрии Трифонове, рассказ участника международной геологической экспедиции тайнах о сурового и очень красивого острова Генриетты, новый детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана» и многое другое.



Виджет Архива Смены