Во имя жизни

А Письменный| опубликовано в номере №355, март 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда граната рвалась на земле, ее осколки поражали пространство в виде опрокинутого конуса. Задержанная в воздухе и отправленная обратно, она рвалась, не достигая земли, и покрывала площадь вокруг себя смертоносным веером.

Руденко переадресовал врагу вторую гранату. Третью он поймать не успел - граната шлепнулась ему на спину. Судорожным, инстинктивным движением спины Руденко отшвырнул ее в сторону и всем телом прижался к мокрой и холодной земле. Взрыв! Страшный взрыв, который, казалось, все оборвал в его груди! Комья грязи, сбитые ветви, хвоя посыпались на Руденко. Но он был жив и даже не ранен. Осколки взлетели конусом, и ни один не задел его. В ту же минуту, точно спеша исправить неточность гранатометчика, мина взорвалась перед старшим политруком. Ручной пулемет был разбит. Острые осколки мины впились в руку Руденко. Он не обратил внимания на это ранение. Он знал, что главное впереди.

Смущенные решительным отпором, финны и немцы не осмелились идти на штурм. Фашистские цепи остались у подножья высоты, а из лесу заговорила полевая пушка. Первый ее снаряд угодил в дерево. С сухим и печальным треском сломался его ствол, и дерево грохнулась на Руденко. «Плохо дело», - подумал старший политрук, а своему товарищу он крикнул:

- На бедного Макара все шишки... Даже дерево - и то!...

Дерево сильно ушибло его. Руденко было больно, еще сильнее заныли раны.

- Трудновато без пулемета, а взять сейчас негде, - проговорил он.

Справа от себя Руденко услышал странный шорох. Он замолчал и повернул голову.

Метрах в пятидесяти от него финны в черных мундирах втаскивали на высоту станковый пулемет. Жирно блестела под мелким дождем вороненая сталь его частей. Руденко был занят упавшим деревом, и финны, незамеченные, взобрались на высоту. Они рассчитывали фланговым огнем уничтожить живую силу предполагаемого противника. Удивленные безмолвием на высоте, пулеметчики замешкались. Никто из них не мог предположить, что этот рубеж защищают только двое.

Увидев вблизи себя финнов, Руденко, не думая ни о чем, одним рывком бросился к пулемету, крикнув Кокорину:

- Поддерживай огнем!

Финский пулеметчик успел только занести руки к рукояткам своего оружия - Руденко прыгнул вперед и, выхватив пистолет, один за другим произвел три выстрела. Когда подоспел Кокорин, трое финнов лежали мертвыми у своего пулемета.

- Видишь, обошлись без пункта питания, - сказал Руденко, переводя дух; он повернул трофейный пулемет в сторону фашистов и дал для пробы короткую очередь. - Самый раз перейти на иждивение противника.

Фашисты притихли. Шумел дождь. Ветер ворошил мокрую листву деревьев.

- Готовься, Кокорин, - сказал Руденко своему товарищу.

Не нравилась ему эта тишина. И действительно: едва Кокорин вернулся на свое место, так из кустов бросилась на него группа немцев и финнов. Так вот каков был замысел врага! Он подготовил двойной, скрытный удар с флангов.

- Кокорин, держись! - закричал старший политрук и бросился на помощь бойцу.

С разбегу старший политрук вогнал штык в живот немецкому офицеру и одновременно выстрелил. Запомнились удивленное лицо немца и его точно разодранный рот, когда он повернул голову. «Выстрел в упор. Наверное, воздухом садануло», - автоматически отметил Руденко. Штыком он проколол второго и третьего фашистов. Двое других, смешно припадая к земле, бежали вниз с холма. Кокорин с колена уложил их из винтовки.

- Гарантии на жизнь не имеем, но дела идут неплохо, - сказал Руденко.

В лесу застучал автомат, и тонкая очередь прошила кусты позади пограничников. Последняя пуля попала Руденко в живот. Он упал.

Кокорин перевязал его остатком бинта. Куска хватило, чтобы только два раза обвернуть вокруг живота. Руденко было плохо.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены