Владимир Бочаров. «Невыдуманная история»

Владимир Бочаров| опубликовано в номере №1730, Декабрь 2008
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Паша с Ильей дружили с самого детства, и судьбы их были очень схожи: у обоих отцы погибли на фронте, а матери работали на обувной фабрике, оба учились в одном классе, сидели за одной партой, после школы вместе пошли в ремесленное, а потом и в армию. После демобилизации они устроились на завод «Каучук», и даже станки их стояли рядом. В будни и в праздники, на работе и на спортивной площадке — они везде были неразлучны.

Сегодняшний матч не стал исключением — друзья, отбивая безнадежные мячи, приносили очередные очки в командную копилку.

Теперь на площадку вышли девушки, и Илья с любопытством спросил:

— Паш, за кого будешь болеть?

— Догадайся сам. Конечно, за Настю, — шутливо ответил Паша.

Они с Настей познакомились случайно, на танцплощадке в Сокольниках. Павел сразу выделил из толпы красивую стройную девушку со смеющимися карими глазами и слегка капризным ртом. После танцев они долго гуляли по парку, а затем Павел проводил девушку домой. Оказалось, что жили они в противоположных концах города, но это вовсе не помешало их дальнейшим встречам. А позже они стали встречаться и на соревнованиях. Вот и сегодня во время матча договорились, что после игры пойдут гулять в Сокольники.

Вроде бы все между ними было просто и понятно, их тянуло друг к другу, к тому же и интересы у них оказались общие, включая и волейбол. Но Пашу постоянно грызло необъяснимое беспокойство: их отношениям не хватало той мучительной тоски при расставаниях и учащенного сердцебиения при встречах, какие он испытывал к Нине Забиякиной, своей первой, еще доармейской любви.

…Они жили в одном дворе, учились в одной школе, и Паша никак не мог забыть их прогулки по Москве, когда они часто сидели в кафе и в уютном полутемном зале тихо разговаривали о своем будущем, а, прощаясь, прятались от соседей в пышных кустах сирени и тайком страстно целовались. Им казалось, что их тогда еще полудетская любовь будет длиться вечно. Но все вышло по-другому.

Пашу забрали в армию, а на проводах оба клялись, что будут писать друг другу каждый день. Поначалу все так и было, но почти перед окончанием службы переписка неожиданно прервалась — Нина перестала писать ему. Павел ждал целый месяц, а потом не выдержал и отправил матери письмо с просьбой сообщить, что же произошло с Ниной. Ответ пришел быстро. Разрывая конверт дрожащими пальцами и доставая густо исписанный листок бумаги, Паша боялся взглянуть на строчки — вдруг сбудется то, от чего в последнее время так ныло сердце. И предчувствия его не обманули: мать сообщала в письме, что старый дом, в котором жила Нина, пошел на слом, жильцов расселили, а нового адреса Забиякиных она не знала. Семья Павла тоже получила отдельную квартиру недалеко от Серебряного Бора, и теперь они занимаются обустройством новой квартиры…

Прошло полгода. Павел демобилизовался и вернулся в Москву. Они с Ильей сразу же устроились на работу, и потекла спокойная размеренная жизнь: дом — работа — спортивная секция…

Но Павел никак не мог избавиться от воспоминаний и часто после работы ездил к пустырю, где раньше стоял их деревянный дом, и, глядя на небо с быстро пробегающими рваными облаками, мысленно пытался оживить картинки прошлого.

Вспомнилось, как однажды они с Ниной поехали на Птичий рынок покупать корм для рыбок, а вместо него купили понравившегося Нине щенка. Щенка назвали Спутник в честь запуска первого спутника в Космос.

Дома был жуткий скандал, Нинина мама кричала на весь двор, что дети бездумно потратили деньги, и щенка у себя в комнате она не потерпит, пусть относят его куда угодно.

После долгих споров и препирательств пришлось отвезти щенка к бабушке Нины, жившей в деревне недалеко от города Чехова. Ребята щенка не забыли и каждое воскресенье приезжали навестить его. За лето Спутник окреп, подрос и очень привязался к ним. Перед уходом в армию Паша с Ниной навестили бабушку, чтобы попрощаться с ней, и та даже прослезилась. Она трогательно обнимала Пашу, а Спутник, встав на задние лапы, облизал ему все лицо…

Когда Павел после армии попытался разыскать Нину, он ездил даже в деревню к бабушке. Но там жили уже какие-то другие люди. Они рассказали ему, что бывшие хозяева дом продали им, мебель всю забрали, даже рыжего пса увезли, хотя новые жильцы, которым собака очень приглянулась, просили оставить его.

И в Горсправке, куда неоднократно обращался Павел, никаких сведений о Нине не было. На этом все концы девушки оборвались…

Тем временем на площадке подходил к концу финальный матч. Победа была очень важна — победители соревнования награждались профсоюзными путевками в дом отдыха, и ни куда-нибудь, а на Черное море.

Игра заканчивалась в пользу Настиной команды, и после свистка судьи запыхавшаяся счастливая девушка подбежала к Павлу.

— А почему ты меня не поздравляешь?

— Поздравляю, Настя. Здорово, что мы вместе поедем на море, — с вымученной улыбкой выдавил из себя Паша.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о начале и продолжении русско-австрийских отношений, об одной из самых значительных женщин османский империи – Сафие-султан, о жизни и творчестве замечательного русского драматурга Александра Николаевича островского, об истории создания знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора,  об однм из самых удивительных археологических открытий XX века – находке берестяных грамот, новый детектив Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Тэа Тауэнтцин. «Любовь моя последняя»

Детектив. Перевод с немецкого Нелли Березиной

Несвятое семейство

Детектив Анны и Сергея Литвиновых

в этом номере

Обама мания

Своими глазами

Новый самиздат

Зачем выходят PDF-журналы в Сети

Кинопрезиденты США

В 1961 году Роберт Кеннеди сказал, что верит: через 40 лет негр сможет стать президентом США