В дебрях морского дна

Ю Астафьев| опубликовано в номере №937, Июнь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы лежим в палатке и ждем погоды. Идет дождь. Можно ждать час. А может быть, и неделю. Таково уж Японское море: дует юго-восточный ветер, приносящий влагу с океана. Саша спокоен, ему привычно: он житель Владивостока. А я волнуюсь. В море плавать нельзя. Я представляю себе, как сейчас под водой: среди мрачных скал плывет рыжая пелена мути, в подводных ущельях залегла темнота.

Где ты, ветер с материка?..

В такие дни хорошо: на чистом небе яркое солнце, синее море шуршит по пляжу у самой нашей палатки. Здесь начинается наша подводная дорожка. Она идет вдоль берега бухты к отвесно обрывающемуся мысу. Там наша контрольная полоса, где мы наблюдаем и фотографируем животных под водой.

Чаше всего мы плаваем без аквалангов, в масках.

Большие каменные глыбы уходят в глубь моря. На них кое-где видны бычки. Голова у них с хороший булыжник. Бычки лежат спокойно, уверенные в своей полной незаметности. Их можно собирать руками как грибы в лесу.

А вот волосатый бычок. Живет под скалой среди водорослей, мы его зовем «бородой» за многочисленные кожистые наросты на голове. При нашем приближении «борода» растопырил многочисленные перья своих плавников и открыл широкий, губастый рот — это он пугает. Мы его не трогаем. Правда, однажды я не удержался, уж очень случай был необычный! «Борода» не спеша плавал в толще воды над своей скалой. Туда и обратно, смешно вихляя туловищем. Толстый живот отвис мешочком. Похоже на послеобеденную прогулку. Я осторожно подплыл к нему сзади и тронул хвост. Сделав резкий разворот, «борода» ринулся вниз, шлепнулся головой о камень и скатился к подножию скалы. Здесь он распушил плавники и превратился в куст бурых водорослей.

Как красивы необычайные цветы на скалах, звезды — синие, алые, лиловые, розовые. Гигантской гусеницей ползет по дну трепанг.

Постепенно глыбы камней переходят в высокие, остроконечные скалы. Между ними извилистые ущелья и гроты. 3десь у нас есть «пещера сокровищ». Чтобы попасть в нее, надо нырнуть на дно ущелья, заплыть за нависший каменный выступ, там вход в небольшой грот. Через узкую расщелину вверху пробиваются лучи солнца. И в их свете стены грота сверкают, словно покрытые драгоценными камнями. Это заросли губок.

Недалеко от этого грота я обнаружил удивительную колонию актиний-метридиум. Эти животные встречаются часто, но обычно они темно-коричневые или красные. Эти же золотистого цвета.

Постепенно ущелье становится шире, стены отвесно уходят в глубину. Дальше — поворот и мы выбираемся к самому мысу. Это конец нашего маршрута.

Я противник подводной охоты. Саша со мной солидарен. Но я знаю, что для него это определенная жертва. Когда нам надоедает каша, я иногда в нарушение принципов прошу его разнообразить наш стол (что поделаешь, магазины от нас далеко!). В глазах Саши тихая радость, в руках появляется копье и через полчаса на нашей сковородке пяток прекрасных морских окуней-терпугов. Как это ему удается, не пойму. Я до сих пор не могу сфотографировать этих стремительных рыб.

На нашей контрольной полосе нет осьминогов. В это время года они избегают мелководья, прогретой солнцем теплой воды. Приходится нам погружаться с аквалангами у далеких скал в темные глубины.

Увлекаемые подводным течением, медленно плывем вдоль каменной гряды на краю отмели. Вся она покрыта пустыми створками раковин. В некоторых местах они сложены кучками. Это следы набегов осьминогов, Но сейчас их не видно, наверное, попрятались в свои убежища. Заглядываем в каждую расщелину, под каждый камень.

Наконец-то! Под нависшим козырьком скалы видим осьминога: лежит, распластавшись, на дне, щупальца аккуратно свернуты кольцами. Ярко вспыхивает свет фотовспышки. Странное дело: обычно потревоженный осьминог старается скрыться, этот же не спешит. Фотографируем его еще раз. От вспышки света осьминог вздрагивает, как от удара, беспокойно шевелит щупальцами. Подплываю ближе. Да это же самка! Сбоку и снизу на камне видны ряды белых яиц.

Осьминог беспокойно ворочается в гнезде, выбрасывает вперед пару щупалец — явно становится на защиту своего потомства. Яички овальные, тоненькой ножкой прикреплены к камню. Интересно изучить их подробно. Но как взять? Отплываю в сторону и жду, когда осьминог успокоится, а затем заплываю с другой стороны скалы. Здесь осьминог меня не видит. Теперь надо осторожно просунуть руку между скалой и животным. Перед собой держу бокс с фотоаппаратом. Нащупываю кладку. Но тут взрыв мути, кружатся щупальца, захлестывая бокс фотоаппарата. Еле успеваю выдернуть руку с несколькими яичками.

Фотоаппарат отнимать бесполезно. Вряд ли мы справимся с осьминогом даже вдвоем: ведь сила его присосок очень велика. Придется ждать. Давление воздуха в баллонах падает все ниже и ниже.

Оставаться под водой мы можем считанные минуты. Но вот осьминог задвигался вновь и щупальцами выталкивает добычу наружу, и фотоаппарат медленно перекатывается к подножию скалы. Последнее, что я вижу, уже поднимаясь к поверхности: осьминог струей воды из своей воронки промывает кладку яиц от осевшей мути.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены