Ученый и ученик

Александр Поповский| опубликовано в номере №568, Январь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

В январе 1914 года в Институт экспериментальной медицины явился мужчина лет тридцати и спросил Ивана Петровича Павлова. В руке у посетителя была телеграмма, полученная им от великого физиолога. В ней значилось: «Приезжайте, я сделаю пребывание ваше полезным».

Послышались быстрые шаги, и смущённый гость увидел того, кого с таким волнением ждал.

- Здравствуйте, Константин Михайлович! - как старому знакомому, пожимал учёный руку приезжему. - Как поживаете? Хорошо ли съездили? Рассказывайте... Что нового в Казани? Говорят, физиологи у вас первоклассные. И вы, верно, такой?

Учёный увлёк своего нового помощника, Константина Михайловича Быкова, долго водил его по лаборатории, рассказывал о завершённых и незавершённых работах.

- С чего мы начнём? - робко спросил Быков.

- А вы собачку готовьте.

На языке Ивана Петровича Павлова это значило: оперативным путём вывести наружу проток слюнной железы и выработать у животного ряд временных связей...

... Что же творилось в те годы в лаборатории Павлова, чем был занят учёный?

Известно, что не только прикосновение пищи к слизистой оболочке рта вызывает отделение сока желез желудка, но и один только вид или запах её. Павлов решил на опыте убедиться в этом, разглядеть процесс своими глазами. Он накладывает собаке фистулу на желудок - открывает окошечко к внутренним органам - и одновременно перерезает у животного пищевод. У собаки два окошечка для наблюдателя: одно - через фистулу в желудок, другое - в глотательное горло. Животное ест: пища выпадает из пищевода наружу, а из желудочного отверстия между тем обильно изливается сок. Связь между слюнной железой и желудком оказалась очевидной.

Тот факт, что пища действует на слюнную железу и вызывает слюноотделение даже на расстоянии, заинтересовал учёного. Дальнейшие исследования привели его к необыкновенно важному заключению.

Павлов как-то заметил, что собака обильно роняет слюну, заслышав шаги служителя, который её обычно кормит. Человеческие шаги в роли возбудителя аппетита - разве это не любопытно?

Итак, решил учёный, врождённая реакция организма, слюноотделение, столь же независимое от воли животного, как деятельность кровеносных сосудов, как биение сердца, может вступать во временную связь с любым предметом и явлением. Всё что угодно из внешнего мира - звуки, запахи, свет и мрак - будет так же возбуждать слюнную железу, как возбуждает её пища. Единственное условие: и звук, и запах, и свет должны несколько раз совпадать с моментом кормления.

В лаборатории завелись метрономы, колокольчики, звонки, фисгармония, появились цветные лампочки. Эти изящные предметы несобачьего обихода тикали, звонили, издавали музыкальные звуки, вспыхивали бледным или ярким светом в момент, когда появлялась пища. Казалось, обеденный аккомпанемент собакам глубоко безразличен, - была бы пища обильна! Но однажды, когда метроном, фисгармония и лампочки заявили о себе, а корм при этом подан не был, в склянку всё равно обильно полилась слюна. Можно было убедиться, что все эти музыкальные приметы успели сделать своё дело - образовать в мозгу собаки временную связь с приёмом пищи.

Легко представить себе зрелище: собака в станке; слюнная железа её в покое; но вот послышался стук метронома, и животное обернулось к кормушке, точно почуяло запах еды. Собака облизывается. За сорок пять секунд упало одиннадцать капель слюны. На глазах экспериментаторов постороннее для еды раздражение - стук метронома - привело в действие железу, словно то были не звуки и свет, а жирное мясо и ломти хлеба. Это произошло помимо «доброй воли» животного, ибо «доброй воле» собаки не дано управлять слюнной железой.

Этот ответ организма на воздействие извне при определённых условиях был назван условным рефлексом, в отличие от инстинктивных, врождённых реакций - безусловных.

Так, переходя от одного факта к другому, учёный пришёл к заключению, что в руках у него средство задавать мозгу вопросы и получать ответы.

Работы над условными рефлексами привели Павлова к изучению неврозов. Творческая идея исследователя раскрыла механизмы и закономерности высшей нервной деятельности животных и заложила тем самым научные основы проблемы законов мышления и поведения человека.

Новый помощник Павлова, познакомившись с работами лаборатории, решил избрать ту область физиологии, где господствует химия. Свои первые опыты Быков начал с изучения мочеотделения у собаки. Вливая животному через прямую кишку воду, экспериментатор наблюдал усиленное выделение мочи. Физиологически это понятно: избыточная жидкость, всасываемая в кровь, разбавляет её, и организм спешит избавиться от лишнего балласта. Но вот учёный вводит воду в прямую кишку и тут же выпускает её. В кровь проникнуть она не успела, а выделение мочи повышается, как если бы вода осталась внутри организма. Похоже на то, что прямая кишка непосредственно связана с почками, механическое раздражение одного вызывает ответ другого.

Быков видоизменяет свой опыт. Он вводит животному воду и пускает при этом метроном. После нескольких таких сочетаний вливание жидкости прекращается, а деятельность почек продолжает оставаться повышенной. Удары маятника аппарата действуют теперь на почки мочегонно.

Павлов долго любовался результатами опытов и с воодушевлением сказал своему помощнику:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте  о судьбе старшего сына Сталина Якова, о жизни и творчестве Даниила Хармса, о выдающемся  русском ученом Владимире Петровиче Демихове, об особняке в Ховрино, чрезвычайно похожем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло, беседу  с солисткой музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Дарьей Тереховой, новый детектив Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены